года,  16:55
Главная
Общие сведения
Фонды
Электронные описи
Электронные архивы
Фотоальбомы
Документы свидетельствуют...
Исторический календарь
Новые поступления
Деятельность архива
Выставки
Обращения граждан
Доска объявлений
Противодействие коррупции
Контакты
Карта сайта

   Поиск по сайту:
  

 
 
 
 
 
 

 

 

 

 

Зимний дворец, 24 - 25 октября 1917 г.
Хроника событий глазами начальника обороны П.А. Пальчинского.

 

Известно, что штурм Зимнего происходил не совсем так, как это было зафиксировано в советском общественном сознании: как рассказывалось в поэме Владимира Маяковского "Хорошо!" (1927), показывалось в фильмах Сергея Эйзенштейна "Октябрь" (1927) и Михаила Ромма "Ленин в Октябре" (1939) или демонстрировалось на диораме "Штурм Зимнего" в бывшем Музее Революции. Не было единовременного бурного и кровопролитного штурма. Проходил длительный и тягучий процесс осады, с вялыми перестрелками, с неоднократными ультиматумами и переговорами, арестами и освобождениями парламентёров. Во дворец приходили, а затем уходили юнкера, казаки, школы прапорщиков и другие подразделения. Были проникновения вооруженных людей в подъезды, бескровные разоружения защитников, блуждания революционных солдат по бесконечным коридорам и залам, пока, наконец, дворец не был взят под контроль, а Временное правительство арестовано.

Обо всем этом имеются воспоминания участников тех событий и работы историков. Существует и ещё одно малоизвестное документальное свидетельство, проливающее дополнительный свет на исторические дни 24 - 25 октября 1917 г.

В Государственном архиве Российской Федерации, в фонде П.А. Пальчинского, хранится небольшой, но очень интересный документ, раскрывающий ход событий с точки зрения одного из членов Временного правительства и организаторов обороны Зимнего дворца. Это своего рода "взгляд изнутри", лаконично рассказывающий, что делали, о чём говорил и что чувствовали члены Временного правительства в те драматические дни и часы. Документ называется «Записи Пальчинского П.А. о событиях и впечатлениях за период с 24 октября по 25 октября 1917 г.». Они, по-видимому, сделаны сразу же после произошедших событий. Перед нами краткая хроника двух последних дней Временного правительства: полторы страницы убористого рукописного текста, с многочисленными сокращениями слов. Напомним, что Петр Акимович (Иоакимович) Пальчинский (1875 - 1929) был руководителем обороны Зимнего дворца и одним из двух помощников Н.М. Кишкина, назначенного уполномоченным Временного правительства по водворению порядка в столице (более подробно о П.А. Пальчинском - см. http://statearchive.ru/871).

Этот документ относится к категории известных, но позабытых (можно сказать, намеренно позабытых). В 1933 году он был опубликован в журнале «Красный архив» (№ 1 (56), сс. 136-138). (Что интересно, всего через четыре года после осуждения и расстрела П.А. Пальчинского). Нужно также отметить, что издание было осуществлено с археографической точки зрения с ошибками (а некоторые фразы, например, "Ловушка большевиков, так как во время перемирия наши отпущены не были." и концовка ("Взятие З[имнего] Д[ворца] результат не силы одной, а слаб[о]сть др[угой] стороны. Полное спокойствие во время борьбы, обезоружений, на площади, на мосту, в крепости.") в тексте отсутствуют: по всей видимости,, они были опущены сознательно).

Находившемуся в эмиграции историку С.П. Мельгунову этот документ был известен (он упоминает о нём в своей книге «Как большевики захватили власть в 1917 г.» Париж, 1953, сс. 96-97), правда, без ссылки на источник: очевидно, он опирался на ту же публикацию в «Красном архиве». В более поздней советской историографии этот документ не использовался и не цитировался (что понятно: изложение П.А. Пальчинским «штурма» Зимнего не вписывалось в официальную историографию, а сам автор относился к категории «контрреволюционеров»). И, хотя на секретном хранении документ никогда не находился, в многотомном издании "Октябрьское вооруженное восстание в Петрограде" (М., Изд-во Академии наук СССР, 1957) он отсутствует.

Ознакомимся с документом.


Записи Пальчинского П.А.

о событиях и впечатлениях за период с 24 октября по 25 октября 1917 г.

24/Х 1917 г. Вечер в З[имнем] Д[ворце]. Делов[ое] засед[ание]. Около 18 ½[1] в Штаб[2]. Разговор с     [3]. Разговор с Т.[4] (Г.Г.), с Н[икитины]м [5]и К.[6] Теорет[ический] спор[,] кто губит революцию. Сообщение о телефон[ной] ст[анции] Багратуни[7] и Полковникова[8]. Малевский[9] - комиссар. - Личные услуги, но не представительство на прямое предложение П-ва[10]. Ясное колебание и боязнь к[омиссар]ов Ц.И.К. принять активное участие в каких либо мероприятиях. Беспомощность П-ва[11] и отсутствие какого бы то ни было плана. Надежда, что безумный шаг не будет сделан. Незнание, что делать, если он все же будет. Оглядка на З[имний] Д[ворец] и К[еренского] и ожидание директив. Мои разъяснения о безнадежности ожиданий. Кавардак. Отсутствие учета сил и безнадежность настроений прежде всего у Г[лавнокомандующ]аго[12]. Р[утенбер]г[13], П-п[14], П-й[15]и др. Выяснение положения и единодушная оценка. План для исполнения немедленнаго без П[олковнико]ва. Квалификация его действий. Отсутствие решений. Отъезд мой, П.[16]и Р[утенберга]. Домой по случаю безнадежности руководителей около 2 часов ночи.

25/Х. Вызов в З[имнему] Д[ворцу] к К[оновало]ву[17] на утрен[нее] заседание. Предполож[ение] об отъезде К[еренск]аго. Обсуждение общаго положения и его ненадежности. Мыльный пузырь. Единодушие в оценке действий П[олковнико]ва. Безрезультатность обсуждения. Отъезд в оборону. Вызов в З[имний] Д[ворец] по приказу К[еренско]го, около 1 ½ ч. Заседание. Ожидание в кабинете. События развертываются. Отъезд К[еренск]аго. Заседание П[равительст]ва. Рут[енбер]г. Его доклад. П[равительст]во назначает К[ишки]на[18] и меня[19]. По моему предлож[ению] и Р[утенбер]га. Декрет в Вр[еменного] Пр[авительства] с устранением П[олковнико]ва [20]. Организация охраны. Отсутствие даже плана дворца. Комендант подп[олковник] (Раецкий ?)[,] нач[альник] одного из училищ[,] - рохля. Мих[айловского] учил[ища] три капитана /Братчиков, Тишо, Язев 2-й/. Объяснение с нач[альниками] частей, казаки[21], Мих[айловского] уч[илища], инжен[ерными] прап[орщиками] 2-й петергоф[ской] и 2 - ораниенбаум[ской школ]. Нет продовольствия. Нет плана. Растерянность и вялость офицеров и отсутствие настроения у юнкеров, о которых не было достаточно забот. Принятие мер. Разделение функций между Р[утенбергом] и П[альчинским]. Штаб. Сообщение указов. Последний доклад П[олковнико]ва. Перед этим посещение Штаба. Телеграмма в ставку. Приостановка с моим настоянием.

Сообщение Вр[еменному] Пр[авительст]ву о телеграмме и настроении П[олковнико]ва и Штаба. Приостановка всех телеграмм Кишкиным. Слухи об отставке всех чинов Штаба, подтвердившихся после, но о том Б[агра]туни не докладывал.

Выяснение продовольственного вопроса. В Штабе по 2 ½ дня для 700[22] чел[овек] в З[имнем] Д[ворце] - ничего. Продовольствие уже задержано. Новое не получено. Стягивание кольца кругом площади. Начато построение баррикад юнкерами и ударницами.

Сообщение о Мих[айловском] уч[илище]. Вызов мною капит[ана] Братчикова: В ответ сообщение, что 4 орудия ушли и едва задержаны два. Около 7 часов[23]. Иду в З[имний] Д[ворец]. Выясняется, что комендант [-] (нач[альник] обороны подполковн[ик] Ананьев[24]. Правит[ельственный] комиссар училища увел Мих[айловских] юнкеров и орудия. Уход с площади и З[имнего] Д[ворца] последних броневиков. В Штабе и дворце нет бензина.

Сообщение об уходе училищ. В Белом зале Ораниенб[аумская] и Петергоф[ская] школы. Речь. Молчание. Повторный призыв к исполнению долга - крик [«]исполним[»] (без воодушевления и не все). Речь во дворе инженерн[ым] юнкерам. [«]Исполним[»].

Наверх. Арестованный Чудновский[25]. Ораниенбаум[ская] школа передумала. Начальник мнется. Офицера и юнкера нажимают. Освобождение арестованных прап[орщика] Дашкевича[26] и Чудновскаго отдельно. Школа хочет им прикрыться во время ухода. Мои указания на опасность ухода. /Гаг-н и М-ов - адъютанты и единственные[,] кроме Синегуба[27] и ударника и Ананьева[28][,] действующие офицеры/. Школа инженерн[ых] прапорщиков все время держи[тся]. Уход казаков. Речь им, прерываемая ранеными. Речи внизу. Сведения из Думы[29], Прокоповича[30] и Центрофлота[31]. Школы не уходят, но волнуются, мнутся и почти ничего не делают. На баррикады. Переход под обстрелом. Уходим - не уходим и т.д. Прорыв по разным лестницам. Личное руководство разоружением инж[енерными] прапорщ[иками] группы человек 50[,] прорвавшихся по Эрмитажному ходу. Сдача без сопротивления. Павловцы внизу. Все двери открыты. Прислуга помогает. Рабы. Команды тоже. Вновь прибывшие теряются и отдают оружие мне одному. Сообщение Ананьева о переговорах. Опять Чудновский. Арест его. Беседа с военнопленными. Отпуск согласно переговоров. Ловушка большевиков, так как во время перемирия наши отпущены не были. Занятие низа. Защита лестниц и коридора. Достаточно наличного числа для защиты, но при офицерах и организации. Слишком поздно. Нет офицеров, духа и провизии. - Осведомление П[равительст]ва о ходе дел. Разоружение нападающих. Делегация из города кр[естьянских] деп[утатов] с Прокоповичем. Каждые полчаса возвращение и уход. Решимость остаться до конца не сдаваясь. Отвержение ультиматумов. Антонов[32] и Чудновский. Прорыв наверх. Решение не стрелять. Отказ от переговоров. Выход к наступающим. Антонов теперь за руков[одителя]. Арест Антоновым и Чудновским меня с заявл[ением] о ген[ерал-]губ[ернаторстве]. Мои разъяснения. Обыск. Защита Чудновским. Изоляция. Охрана из матросов. Никитин[33] рядом. Далее в общую комнату со всеми. Протокол. Вывод. Критический момент[34]. Марш. Мост - крепость. Акт. Подписи. Развод по камерам. Марголин и др. стражи. Новая точка зрения анархиста[35].

Взятие З[имнего] Д[ворца] результат не силы одной, а слаб[о]сть др[угой] стороны.

Полное спокойствие во время борьбы, обезоружений, на площади, на мосту, в крепости.

(ГА РФ, ф. Р-3348, оп. 1, д. 149 «Записи Пальчинского П.А. о событиях и впечатлениях за период с 24 октября по 25 октября 1917 г. Автограф и машинопись", л. 2-2 об).

***

Для тех, кому было бы небезынтересно сравнить записки П.А. Пальчинского со свидетельствами других участников событий, можно порекомендовать два исторических источника: воспоминания прапорщика А.П. Синегуба "Защита Зимнего дворца" (см. сайт statehistory.ru/books/8/A--Sinegub_Zashchita-Zimnego-dvortsa), а также написанную "по горячим следам" статью Г.И. Чудновского в газете "Правда" № 183 (114) от 21 (8) ноября 1917 г. "В Зимнем дворце перед сдачей" (опубликована в сборнике документов "Октябрьское вооруженное восстание в Петрограде", М., Изд-во АН СССР, 1957, сс. 396-398).

Хочу поделиться ещё одним наблюдением. Мы видим (и по этому документу, и по другим), что ещё не полностью сформировалась новая психологическая конструкция "свой" - "чужой" ("белый" - "красный"). Но уже становится ясно, что некоторые поступки наивны и бессмысленны, что выигрывает тот, кто первый проявит решительность и силу. Меняются "правила игры". Стремительно начинает раскручиваться пружина взаимной ненависти: на наших глазах только что был нажат её "спусковой механизм". Страна вступает в эпоху Гражданской войны...

О.Э. Нициевский,

ведущий специалист отдела научно-поисковых систем ГА РФ.


[1] Неясное написание: возможно прочтение "в 11½".

[2] Штаб - вероятно, имеется в виду штаб Петроградского военного округа (он находился в здании Главного штаба, рядом с Зимним дворцом, на противоположной стороне Дворцовой площади). Как явствует из последующего текста, в штабе Петроградского военного округа (вечером 24 октября) и в Зимнем дворце (25 октября) П.А. Пальчинский участвовал в обсуждении вопроса об отстранении от должности главного начальника Петроградского военного округа полковника Г.П. Полковникова и о замене его более энергичным и решительным руководителем (таковым представлялся генерал-майор Я.Г. Багратуни).

[3] Пропуск в тексте (имя собеседника П.А. Пальчинского пропущено).

[4] Т. - возможно, министр иностранных дел М.И. Терещенко или председатель экономического совета С.Н. Третьяков

[5] Никитин - А.М. Никитин, министр внутренних дел и, одновременно, министр почт и телеграфов (меньшевик). Родился в купеческой семье, окончил юридический факультет Московского университета. Член РСДРП с 1899 г., с 1903 г.  - меньшевик. Занимался адвокатской практикой, вместе с А.Ф. Керенским участвовал в работе комиссии по расследованию Ленского расстрела в 1912 г. Во время Февральской революции 1917 г. был председателем Военно-революционного комитета г. Москвы. Затем на руководящих должностях в г. Москве (председатель Московского совета рабочих депутатов, начальник милиции, член президиума исполкома Моссовета, зам. председателя Московской городской думы). Являлся сторонником жёстких мер по наведению порядка в стране. В результате общее собрание почтово-телеграфных служащих выразило ему недоверие (как министру почт и телеграфов), а ЦК партии меньшевиков отмежевалось от его действий. Был арестован вместе с другими министрами Временного правительства и заключён в Петропавловскую крепость, из которой вскоре освобождён как социалист. Некоторое время участвовал в заседаниях подпольного Временного правительства, но вскоре отказался от этого, обвинив его членов в нерешительности. В начале 1918 г. уехал в г. Ростов-на-Дону, занимал должность председателя комитета по делам кооперации Юга России. Неоднократно арестовывался советскими органами правопорядка, но затем освобождался. В 1922 - 1931 гг. жил в г. Москве, где руководил издательством "Никитинские субботники", организованным его женой писательницей Е.Ф. Никитиной. В 1938 г. был арестован, обвинен в участии в контрреволюционной террористической организации, осуждён и расстрелян.

[6] К. - возможно, заместитель министра-председателя и министр торговли и промышленности А.И. Коновалов или министр государственного призрения Н.М. Кишкин

[7] Багратуни - Я.Г. Багратуни, князь, генерал-майор русской армии, с июля 1917 г. - начальник штаба Петроградского военного округа; одновременно был избран Армянским военным комиссаром и председателем Армянского военного совета, активно занимался формированием Армянского армейского корпуса; предпринимал попытки сконцентрировать войска, верные Временному правительству, однако ему удалось собрать лишь незначительные военные силы. 25 октября (7 ноября) 1917 г. министр Временного правительства Н.М. Кишкин, получивший полномочия по наведению порядка в г. Петрограде, снял с должности проявлявшего нерешительность главнокомандующего войсками Петроградского военного округа полковника Г.П. Полковникова и назначил на его место более энергичного Я.Г. Багратуни. Однако сделанная в последний момент замена военного руководителя не помогла переломить ситуацию. После сдачи штаба округа подал в отставку; был арестован большевиками у Зимнего дворца. Находился в заключении в Петропавловской крепости, был освобожден в декабре 1917 г., после чего вступил в должность Армянского военного комиссара.

[8] Полковников - Г.П. Полковников, полковник, в сентябре 1917 г. назначен главнокомандующим войсками Петроградского военного округа (позднее эта должность стала называться "главный начальник округа"). Накануне Октябрьского вооруженного восстания, 22-23 октября (4-5 ноября) 1917 г. вел переговоры с Петроградским ВРК. 25 октября (7 ноября) 1917 г. был снят с должности. 29 октября (11 ноября) 1917 г. возглавил восстание юнкеров в г. Петрограде. После подавления этого восстания большевиками пытался перебраться на Дон, но в марте 1918 г. был арестован органами Советской власти и казнен по приговору революционного трибунала.

[9] Малевский - комиссар Петроградского военного округа, назначенный эсеро-меньшевистским ЦИК (Центральным исполнительным комитетом)

[10] Не ясно, как читать: "Правительства" или "Полковникова".

[11] Не ясно, как читать: "Правительства" или "Полковникова".

[12] Главнокомандующий - Г.П. Полковников, главнокомандующий войсками Петроградского военного округа

[13] Рутенберг - П.М. Рутенберг, инженер, бизнесмен, политический деятель (эсер), активный участник сионистского движения. В октябре 1917 г. наряду с П.А. Пальчинским являлся помощником Н.М. Кишкина, которого А.Ф. Керенский назначил уполномоченным правительства по водворению порядка в г. Петрограде.

[14] П-п. - возможно, имеется в виду министр продовольствия С.Н. Прокопович

[15] П-й. - возможно, П.А. Пальчинский имеет в виду самого себя

[16] П. - возможно, имеется в виду министр продовольствия С.Н. Прокопович

[17] Коновалов - А.И. Коновалов, крупный российский предприниматель, министр торговли и промышленности (кадет), являлся заместителем министра-председателя А.Ф. Керенского. 25 октября после отъезда А.Ф. Керенского из Петрограда вёл последнее заседание Временного правительства. Вместе с другими министрами был арестован и заключён в Петропавловской крепости. Будучи в заключении, был избран членом Учредительного собрания от кадетской партии. В 1918 г. освобождён и эмигрировал во Францию. Являлся влиятельной фигурой русской эмиграции (был председателем парижской группы кадетской партии, затем из неё вышел и вступил в леволиберальную Республиканско-демократическую группу под руководством П.Н. Милюкова, в 1924 - 1940 гг. - председатель правления редакции газеты "Последние новости", издававшейся П.Н. Милюковым в г. Париже; в 1925 - 1930 гг. - председатель исполкома Земско-городского комитета и т.п.). После оккупации северной части Франции немецкими войсками в 1940 г. уехал в Португалию, а оттуда - в США, где занимал активную антифашистскую позицию. В 1947 г. вернулся в г. Париж, где вскоре умер.

[18] Кишкин Н.М. - деятель Конституционно-демократической партии (Партии народной свободы), министр государственного призрения Временного правительства. Из дворянской семьи, по профессии врач-физиотерапевт (окончил медицинский факультет Московского университета), являлся совладельцем и директором клиники, затем санатория в Москве. Был одним из лидеров московских кадетов, принадлежал к левому крылу этой партии. Неоднократно получал предложения А.Ф. Керенского войти в правительство. С сентября 1917 г. - министр государственного призрения (аналог современного ведомства социального обеспечения). 25 (7 ноября) 1917 г. был назначен уполномоченным правительства по водворению порядка в Петрограде с подчинением ему всех военных и гражданских властей. Пытался организовать сопротивление большевикам, однако инициатива уже была потеряна (да и решение сконцентрировать власть в руках профессионального врача было более чем сомнительно). Вместе с другими министрами был арестован после взятия Зимнего и заключён в Петропавловскую крепость. В 1918 г. освобождён, после чего работал врачом. В эмиграцию не уехал. Неоднократно арестовывался, но затем освобождался. Во время голода в Советской России (особенно в Поволжье) в начале 1920-х годов совместно с С.Н. Прокоповичем и Н.М. Кусковой на общественных началах организовал на общественных началах Всероссийский комитет помощи голодающим (ВК Помгол), параллельно правительственной Центральной комиссии помощи голодающим при ВЦИК (ЦК Помгол). ВК Помгол подвергался активным нападкам в советской прессе (его называли "Прокукишем", по начальным слогам фамилий его организаторов) и в августе 1921 г. был распущен. Н.М. Кишкин (как и большинство его участников) был арестован и выслан в ссылку в Вологду, но затем освобождён по амнистии. С 1923 г. работал в курортном отделе Народного комиссариата здравоохранения РСФСР, затем ушёл на пенсию (в конце 1920-х гг. постановление о его пенсии было отменено). Умер в 1930 г.

[19] Имеется в виду назначение Н.М. Кишкина уполномоченным правительства по водворению порядка в Петрограде, а П.А. Пальчинского и П.М. Рутенберга - его помощниками.

[20] Имеется в виду отстранение Г.П. Полковникова от должности и назначение на его место Я.Г. Багратуни

[21] Так в тексте.

[22] Не ясно, как читать: "700" или "200"

[23] Не ясно, как читать: "7 часов" или "2 часов"

[24] Ананьев - полковник, начальник школы прапорщиков инженерных войск, комендант обороны Зимнего дворца (инициалы не установлены).

[25] Чудновский - Г.И. Чудновский, революционер, близкий к Л.Д. Троцкому, вместе с ним входил в организацию «межрайонцев», на VI съезде РСДРП(б) объединившуюся с большевиками. Участник Первой мировой войны, член корпусного комитета Юго-Западного фронта, прибывший в Петроград в качестве делегата II Всероссийского съезда Советов, после чего вошёл во Всероссийское бюро Военной организации при ЦК РСДРП(б) и в Петроградский Военно-революционный комитет; комиссар Преображенского полка. Один из руководителей взятия Зимнего дворца, арестовывал министров Временного правительства и сопровождал их в Петропавловскую крепость. На II Всероссийском съезде Советов был избран членом ВЦИК. Принимал участие в обороне Петрограда от войск А.Ф. Керенского и П.Н. Краснова в октябре 1917 г. Затем был назначен чрезвычайным комиссаром Юго-Западного фронта, участвовал в вооруженной борьбе с немецкими войсками и с войсками Центральной Рады на Украине. Погиб в бою с немецкими войсками в 1918 г. В данном эпизоде речь идёт о том, что он по приглашению делегата Ораниенбаумской школы юнкера Киселёва Г.И. Чудновский отправился вместе с ним в Зимний дворец для переговоров с юнкерами.

[26] Дашкевич - П.В. Дашкевич, представитель Петроградского Военно-революционного комитета, в действительности по званию - подпоручик, член РСДРП с 1910 г., выпускник философского факультета Санкт-Петербургского Императорского университета, участник Первой мировой войны, участник взятия Зимнего дворца, затем на военной, партийной и хозяйственной работе (одно время был представителем Госбанка СССР в Великобритании). Был арестован в 1937 г., осуждён и расстрелян в 1938 г. Посмертно реабилитирован. По-видимому, П.А. Пальчинский называет здесь его арестованным ошибочно: в реальности вместе с Г.И. Чудновским был арестован юнкер Киселёв.

[27] Синегуб - А.П. Синегуб, поручик, преподаватель школы прапорщиков инженерных войск, автор воспоминаний "Защита Зимнего дворца".

[28] Ананьев - полковник, начальник школы прапорщиков инженерных войск, комендант обороны Зимнего дворца (инициалы выяснить не удалось).

[29] Из Думы - из Петроградской городской думы (см. примечание 30).

[30] Прокопович - С.Н. Прокопович, российский экономист и политический деятель, доктор философии Бернского университета (Швейцария), министр торговли и промышленности в третьем (втором коалиционном) составе Временного правительства и министр продовольствия в четвёртом (третьем коалиционном). По своим взглядам был сторонником "экономизма", т.е. отвергал революционный путь, был сторонником эволюционного преобразования общества. С политической точки зрения в разное время был близок к народникам, социал-демократам и кадетам, затем являлся "внефракционным социалистом". Был активным масоном (стал им ещё во время учебы в г. Берне), являлся руководителем одной из лож. Во время революции 1905-1907 гг. совместно с женой Е.Д. Кусковой и историком В.Я. Богучарским издавал общественно-политический журнал «Без заглавия» (1906), являлся членом редколлегий нескольких газет. Являлся также председателем экономической секции Вольного экономического общества, председателем секции по страхованию рабочих при московском отделении Императорского технического общества, председателем различных кооперативных объединений. Преподавал в кружках, воскресных школах, с 1908 г. - в Народном университете А. Шанявского. В 1909 - 1910 гг. был консультантом по аграрным вопросам социал-демократической партии в Государственной думе III созыва, во время Первой мировой войны работал в Московском областном военно-промышленном комитете. После Февральской революции был членом Совета всероссийских кооперативных съездов Исполкома Комитета общественных организаций, председателем Главного экономического комитета, заместителем председателя Экономического совета при Временном правительстве. 25 октября (7 ноября) 1917 г. арестован большевиками (на улице), доставлен в Смольный, но в тот же день освобождён. Возглавил демонстрацию с участием членов Петроградской городской думы (дума приняла резолюцию о посылке своих представителей к Зимнему дворцу, в Смольный и на крейсер "Аврора" для предотвращения кровопролития), однако она не была допущена патрулями восставших к Зимнему дворцу. После Октябрьской революции входил в Комитет спасения Родины и революции, был председателем подпольного Временного правительства. За антибольшевистскую деятельность арестован и отправлен в г. Кронштадт под надзор исполкома местного Совета, но вскоре был освобождён. При советской власти в 1918 г. был деканом юридического факультета 1-го МГУ, руководил Кооперативным институтом. В 1921 г. вместе со своей женой Е.Д. Кусковой и Н.М. Кишкиным для помощи голодающим создал ВК Помгол. В этом же году был арестован по обвинению в шпионаже и в 1922 г. вместе с женой выслан из Советской России. За границей активно занимался научной работой в области экономики, в 1922 г. основал Экономический кабинет, с 1924 г. работавший в г. Праге при поддержке правительства Чехословакии, руководил сбором и анализом экономической и социально-политической информации об СССР. Был сторонником рыночной экономики при активной регулирующей роли государства и поощрении частной инициативы. Жил в Германии, Чехословакии, затем в Швейцарии. Умер в 1955 г. В данном эпизоде, по-видимому, имеется в виду его попытка с членами Петроградской городской думы предотвратить кровопролитие в районе Зимнего дворца (т.н. "демонстрация бессилия").

[31] Центрофлот - Центральный исполнительный комитет военного флота, главный коллегиальный орган управлением военным флотом, созданный в 1917 г. в целях координации деятельности комитетов флотов и флотилий

[32] Антонов - В.А. Антонов-Овсеенко, русский и украинский революционер, член Петроградского ВРК и т.н. «Полевого штаба ВРК», один из руководителей (совместно с Н.И. Подвойским и Г.И. Чудновским) взятия Зимнего дворца. Родился в семье офицера. Окончил Воронежский кадетский корпус и поступил Николаевское военное инженерное училище, однако отказался принимать присягу и был из него отчислен. С 1901 г. участвует в революционном движении. Оканчивает Санкт-Петербургское пехотное юнкерское училище и получает чин подпоручика. В 1905 г., получив во время русско-японской войны назначение на Дальний Восток, дезертирует из армии. С этого момента занимается революционной работой, находясь на нелегальном положении. Неоднократно арестовывается и совершает побеги из мест заключения. В 1910 г. эмигрирует во Францию, где примыкает сначала к меньшевикам, а затем к межрайонцам (где работает вместе с Л.Д. Троцким). После февральской революции 1917 года возвращается в Россию, летом этого года вступает в партию большевиков. Занимается революционной работой среди солдат Северного фронта и моряков Балтийского флота. После взятия Зимнего дворца на военных должностях (командующий Петроградским военным округом, главнокомандующий Южного революционного фронта по борьбе с контрреволюцией, верховный главнокомандующий советскими войсками Юга России, командующий группой войск Восточного фронта РККА, командующий Украинским фронтом, а затем вооружёнными силами Украинской ССР и др.). Принимал активное участие в защите г. Петрограда от наступления А.Ф. Керенского - П.Н. Краснова, в подавлении юнкерского восстания в г. Петрограде, в гражданской войне на Дону и на Украине, в подавлении Ижевско-Воткинского восстания, Григорьевского мятежа и Тамбовского восстания. Занимался также хозяйственной (был членом коллегий некоторых наркоматов, являлся заместителем председателя Малого Совнаркома и т.п.) и дипломатической работой (в Чехословакии, Литве, Польше и Испании). Во внутриполитической борьбе являлся сторонником Л.Д. Троцкого, примыкал к "левой оппозиции". В 1937 г. был отозван из Испании и арестован. Осуждён и расстрелян в 1938 году. Реабилитирован в 1956 г.

[33] Никитин - А.М. Никитин, министр внутренних дел и одновременно министр почт и телеграфов, меньшевик, (см. примечание 5)

[34] Критический момент - имеется в виду ситуация, когда была реальная опасность, что толпа растерзает арестованных членов Временного правительства

[35] Новая точка зрения анархиста - возможно, П.А. Пальчинский вспомнил эпизод, который зафиксировали и некоторые мемуаристы (о нём пишет С.П. Мельгунов): сразу же после ареста членов Временного правительства стражи и арестованные стали перекидываться замечаниями, которые зачастую переходили в беседы. Так, один анархист говорил, что "большевики захватили власть ненадолго - власть должна принадлежать им, анархистам, эту власть отрицающим" (Мельгунов С.П. Как большевики захватили власть. Париж, 1953, с. 134). Видимо, это парадоксальное суждение запомнилось также и П.А. Пальчинскому.


 

 

     
 

© Государственный архив Российской Федерации