года,  06:15
Главная
Общие сведения
Фонды
Электронные описи
Электронные архивы
Фотоальбомы
Документы свидетельствуют...
Исторический календарь
Новые поступления
Деятельность архива
Выставки
Обращения граждан
Доска объявлений
Противодействие коррупции
Контакты
Карта сайта

   Поиск по сайту:
  

 
 
 
 
 
 

 

 

 

 

Февраль на улицах Петрограда и других городов

 

Документы Военной комиссии Временного комитета Государственной Думы
(из фонда П.А. Пальчинского)

Интересный комплекс документов о Февральской революции 1917 года имеется в фонде П.А. Пальчинского (Ф. Р-3348). Они касаются положения в Петрограде и в некоторых других городах, а также попыток Временного комитета Государственной Думы взять ситуацию под контроль.

Петр Акимович (Иоакимович) Пальчинский (1875 - 1929) был многогранно талантливым и исключительно активным человеком. Горный инженер по профессии, после окончания Санкт-Петербугского горного института (1900) он работал на шахтах Донбасса, являлся руководителем и акционером ряда российских горнопромышленных предприятий и членом Русского технического общества, участвовал в разработке железнодорожных тарифов. В революцию 1905 года был избран секретарем Комитета (Совета) служащих и рабочих управления депо и станции г. Иркутска, за что впоследствии пробыл несколько месяцев в тюрьме. Из-за нависшей над ним угрозы суда и приговора к каторжным работам вынужден был эмигрировать. Жил в Великобритании (где подготовил многотомное исследование европейских портов) и Италии (где руководил горнопромышленным отделом Всемирной выставки в г. Турине).

В 1913 г. после амнистии в честь 300-летия Дома Романовых возвратился на родину и, будучи энергичным предпринимателем, сразу занял заметное место в деловых кругах России (являлся консультантом Азово-Черноморского банка и организатором синдиката «Продуголь»), а с началом Первой мировой войны стал одним из создателей Комитета военно-технической помощи и активным деятелем в Центральном военно-промышленном комитете.

В первые дни Февральской революции Пальчинский вошел в состав Военной комиссии Временного комитета Государственной Думы, был избран членом Исполнительного комитета Совета рабочих и солдатских депутатов и являлся помощником военного и морского министра А.И. Гучкова «с правами министра по вопросам компетенции указанных учреждений».

На фотографии часть членов Временного комитета Государственной Думы (ВКГД):
Сидят (слева направо): В.Н. Львов, В.А. Ржевский, С.И. Шидловский, М.В. Родзянко.
Стоят: В.В. Шульгин, И.И. Дмитрюков, Б.А. Энгельгардт (комендант Петроградского гарнизона), А.Ф. Керенский, М.А. Караулов.

Всего же в ВКГД входили: М.В. Родзянко (председатель ГД, земец-октябрист), Н.В. Некрасов (кадет), И.И. Дмитрюков (секретарь Думы, левый октябрист), В.А. Ржевский (прогрессист), Н.С. Чхеидзе (одновременно председатель исполкома Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов, социал-демократ), А.Ф. Керенский (одновременно товарищ председателя исполкома Петросовета, эсер-трудовик), П.Н. Милюков (кадет), А.И. Коновалов (прогрессист), М.А. Караулов (независимый), С.И. Шидловский (председатель бюро Прогрессивного блока, глава фракции левых октябристов), В.В. Шульгин (лидер фракции «прогрессивных русских националистов» в Думе) и В.Н. Львов (председатель думской фракции Центра); позднее в Комитет был кооптирован Б.А. Энгельгардт (комендант Петроградского гарнизона, вне партий).

В марте он главноуполномоченный Временного правительства по снабжению металлами и топливом, товарищ (заместитель) министра торговли и промышленности, позднее - также и товарищ председателя Особого совещания для обсуждения и объединения мероприятий по обороне государства. В мае кандидатура Пальчинского даже рассматривалась на пост военного министра, но назначение почему-то не состоялось. В августе министр-председатель Временного правительства А.Ф. Керенский назначил его помощником генерал-губернатора Петрограда, а с 30 августа - генерал-губернатором столицы (впрочем, занимал он эту должность всего неделю, т.к. занимался в основном созданием инженерной защиты города ввиду грозящего наступления германских войск). В октябре Пальчинский становится помощником уполномоченного правительства по водворению порядка в столице Н.М. Кишкина и руководителем обороны Зимнего дворца.

25 октября (7 ноября) 1917 г. вместе с министрами Временного правительства он был арестован в Зимнем дворце и заключен в Петропавловскую крепость. Спустя четыре месяца освобожден, потом арестовывался еще не раз.

В первые советские годы П.А. Пальчинский активно работал по профессии и являлся руководителем и консультантом Русского технического общества, исследовательского института «Поверхность и недра» и редактором одноименного научного журнала, был профессором горного института, входил в состав Центрального совета экспертов Научно-технического совета Главного экономического управления ВСНХ, был постоянным консультантом Госплана СССР, участвовал в составлении плана электрификации России (ГОЭЛРО), был консультантом проекта Днепрогэса.

В 1910-х - 1920-х годах он и его жена, Нина Александровна, активно переписывались с П.А. Кропоткиным и его супругой Софьей Григорьевной (Петр Акимович интересовался анархизмом еще с молодости, позднее они, видимо, дружили семьями).

В 1922 году он был вновь арестован. Уехать за границу отказался, т.к. считал, что нужно всеми силами «укреплять хозяйственное и культурное наследие России».

В 1924 - 1925 гг. под его редакцией вышли пять выпусков труда «Естественные минеральные строительные материалы Европейской России».

В последний раз он был арестован в 1928 году, - а в мае следующего приговорен коллегией ОГПУ к расстрелу по обвинению в руководстве заговором и вредительством на железнодорожном транспорте и в золото-платиновой промышленности. Позднее, в 1930 году, на процессе по делу «Промпартии» было объявлено, что он являлся идейным вдохновителем некоего «Инженерного центра». По мнению современных историков, подпольные организации, в участии в работе которых обвиняли Петра Акимовича, в реальности не существовали.

***

Фонд П.А. Пальчинского весьма обширный (1252 единицы хранения) и содержит большое количество документов, в основном отражающих его профессиональную деятельность в качестве горного инженера и экономиста. Однако для освещения событий Февральской революции особенный интерес представляют находящиеся в нем дела Военной комиссии Временного комитета Государственной Думы, созданного 27 февраля 1917 года, активным членом которой являлся П.А. Пальчинский. Нужно сказать, что до формирования Временного правительства 2 марта 1917 года именно Временный комитет Государственной Думы (ее полное название «Комитет членов Государственной Думы для водворения порядка в столице и для сношения с лицами и учреждениями») являлась одним из нервных центров Февральской революции, а его Военная комиссия была как бы его штабом. (Между тем, гораздо большим влиянием в это время пользовался Петроградский совет рабочих и солдатских депутатов). Комиссия была органом, призванным взять под контроль ситуацию военными методами. В нее стекались сообщения с мест, главным образом, с улиц Петрограда; сюда же поступали и телеграммы из других городов.

Сообщения с улиц революционного Петрограда (Ф. Р-3348, оп. 1, д. 128 «Рапорта и донесения офицеров, студентов, рабочих и др. лиц о событиях 28 февраля 1917 г.»):

Аналогичные документы из другого дела (Ф. Р-3348, оп. 1, д.132 «Черновики записей событий, рапорта, предписания и донесения о событиях 28 февраля 1917 г....»):

Телеграммы из других городов (Ф. Р-3348, оп. 1, д. 133 «Телеграммы разных лиц в Государственную Думу, Главное артиллерийское управление и др. учреждения о рабочем движении и положении в армии, передвижении войск, эвакуации раненых, остановках заводов и мерах к восстановлению их деятельности, о снабжении армии и др. вопросам»):

Телеграмма из Москвы:

  

Телеграмма из Екатеринбурга:

Телеграмма из Нового Петергофа. Как известно, в февральские дни именно полиция и жандармерия вызывали всеобщую ненависть, - чего стоит мгновенно распространившаяся по городу фобия «полиция и жандармы с пулеметами на крышах». Местный полицмейстер Шишикин напрямую обращается к председателю Государственной Думы (и, заметим, одновременно председателю Временного комитета Государственной Думы) М.В. Родзянко с просьбой обуздать мародерствующих солдат и остановить бесчинства).

Телеграмма от главнокомандующего армиями Северного фронта генерала Н.В. Рузского военному министру А.И. Гучкову.

На телеграмме имеется резолюция: «Инф. Пальчинскому. В[оенный] М[инист]р просит Вашего содействия, чтобы подобное разъяснение было послано на фронты от имени Совета Рабочих и Солд. деп[утатов]. Ген. Маниковский». (Напомним: Пальчинский являлся членом Исполкома Петроградского Совета).

Документы, отражающие попытки взять под контроль события (фонд Р-3348, оп. 1, дело 127 «Приказы и приказания Военной комиссии Временного Комитета Государственной Думы»):

Аналогичные документы (Ф. Р-3348, оп. 1, д. 134 с заверенной копией постановления [собрания] офицеров армии и флота о признании власти Исполнительного Комитета Временного правительства):

Прежде всего, необходимо заметить, что этот документ был, видимо, принят на собрании офицеров (хотя само слово «собрание» в нем отсутствует). В нем признается власть несуществующего органа: в реальности существовало два органа новой власти: Исполнительный Комитет (Исполком) Петроградского Совета и Временное правительство, но собственно Исполкома Временного правительства не существовало. (Правда, кое-где в губерниях в это время появляются местные т.н. исполкомы Временного правительства, но здесь явно идет речь о высшем органе государственной власти). Также усложняло ситуацию то обстоятельство, что Временный комитет Государственной Думы после формирования Временного правительства 2-го марта не упразднялся, а продолжал существовать до начала октября 1917 года, - просто его полномочия существенно сокращались.

Причин для путаницы могло быть несколько. Можно предположить, что был пропущен союз «и» (что маловероятно, т.к. одна и та же фраза без союза «и» употребляется в документе дважды). Или участники собрания невольно путались в названиях новых органов власти (что также маловероятно, учитывая личности заверителей этого документа). Или что Исполком Временного правительства тогда действительно планировалось создать, но этот план не был реализован (Временное правительство было образовано как раз в этот же день, 2 марта). Или, наконец, что участники собрания были сознательно введены в заблуждение авторами проекта резолюции, поскольку в тот момент было принципиально важно зафиксировать отказ офицерства от поддержки самодержавия и продемонстрировать его лояльность новой власти.

Не исключено, что, во избежание дискуссий оба органа новой власти были интегрированы в обобщающее название «Исполком Временного Правительства» (на слух эта ошибка широкими массами не ловилась). И, наконец, бросаются в глаза подписи весьма высокопоставленных заверителей этой копии (видимо, заверенной «по горячим следам»): члена Временного Комитета Государственной Думы П.Н. Милюкова, только что, в этот же день, назначенного министром юстиции А.Ф. Керенского и члена Государственной Думы М.А. Караулова.

В фонде П.А. Пальчинского имеются также воззвания и приказы Военного Комитета Государственной Думы, а также копия приказа начальника штаба Верховного главнокомандующего генерал-адъютанта М.В. Алексеева (Ф. Р-3348, оп. 1, д. 139):

Приказ Председателя Временного комитета Государственной Думы, Председателя Государственной Думы М.В. Родзянко от 2 марта 1917 г., посредством которого он пытается взять ситуацию под контроль (Ф. Р-3348, оп.1, д. 134):

В заключение два документа, датированные 19 апреля 1917 г. (Ф. Р-3348, оп. 1, д. 137):

Это письмо военного и морского министра А.И. Гучкова члену Военной комиссии П.А. Пальчинскому о передаче ряда функций этой комиссии в ведение Штаба Петроградского военного округа, а также прилагаемая к нему копия письма А.И. Гучкова председателю Временного комитета Государственной Думы М.В. Родзянко по этому же вопросу. Из них видно, что, по крайней мере до этой даты назначением караулов и патрулей по городу Петрограду ведала Военная комиссия, по-видимому, не очень спешившая расстаться с этими полномочиями. (Хотя формально Временный комитет ГД просуществовал до начала октября 1917 года, - фактически его полномочия кардинально сократились после формирования Временного правительства, и оставшаяся у него «по инерции» функция назначения патрулей и караулов по Петрограду была, пожалуй, самой из них существенной. Не зря она так за нее «цеплялась».)

Примечательно, что за помощью в решении этого вопроса военный министр обращается именно к П.А. Пальчинскому (формально - всего лишь члену комиссии). Скорее всего, председатель комиссии Б.А. Энгельгард, являвшийся первое время после Февральской революции еще и военным комендантом Петрограда, с начала апреля 1917 г. в основном сконцентрировался на работе в Особой комиссии по реорганизации армии на демократических началах под руководством генерала А.А. Поливанова. Что и выдвинуло на первый план в Военной комиссии П.А. Пальчинского, как наиболее активного ее члена.

 

О.Э. Нициевский, ведущий специалист отдела научно-поисковых систем ГА РФ

     
 

© Государственный архив Российской Федерации