года,  12:58
Главная
Общие сведения
Фонды
Электронные описи
Электронные архивы
Фотоальбомы
Документы свидетельствуют...
Исторический календарь
Новые поступления
Деятельность архива
Выставки
Обращения граждан
Доска объявлений
Контакты
Карта сайта

   Поиск по сайту:
  

 
 
 
 
 
 

 

 

 

 

195 лет М.В. Петрашевскому

Михаил Васильевич Петрашевский (настоящая фамилия Буташевич-Петрашевский) (13.11.1821 - 19.12.1866) -революционер, мыслитель, один из первых русских социалистов. Сын известного военного хирурга, близкого к графу М.А. Милорадовичу, после окончания юридического факультета Петербургского университета он служил переводчиком в министерстве иностранных дел. Кандидат правоведения.


Фотография. Нерчинск. 1855 г.
(Ф. 533. Оп. 6. Д. 348)

В доме Михаила Петрашевского проходили собрания, участники которых - молодые представители разночинной интеллигенции, в том числе писатель Федор Достоевский, - читали и обсуждали запрещенные книги по материалистической философии, истории революционных движений. Петрашевский признавал себя сторонником французского философа-утописта и социолога Шарля Фурье, выступал за демократизацию политического строя России и освобождение крестьян, подготовку народных масс к революционной борьбе. Определяя социализм как общественное устройство, согласное с «потребностями природы человеческой», Петрашевский указывал, что развитие общества возможно лишь при условии политической и социальной свободы. Безусловный противник существующего режима, он считал, однако, необходимой длительную и тщательную подготовку социально-революционных преобразований.

Важнейшим практическим делом петрашевцев было издание ими двух выпусков «Карманного словаря иностранных слов». Петрашевский был автором большинства теоретических статей словаря, первый выпуск которого редактировал брат известного русского поэта Аполлона Майкова, писатель и издатель Владимир, а второй выпуск - сам Петрашевский. Статьи пропагандировали демократические и материалистические идеи, принципы утопического социализма. «...Составлен умно, со знанием дела... превосходен... советуем запасаться им всем и каждому», - так оценил этот труд Виссарион Белинский. Те экземпляры словаря, которые успели разойтись, произвели большое впечатление в публике открытой пропагандой идей социализма.

Ключевую роль в раскрытии кружка петрашевцев сыграл чиновник по особым поручениям при министре внутренних дел генерал-майор Иван Липранди. Его можно считать отцом жандармской провокации. Как сотрудник тайной полиции, он установил наблюдение над Петрашевским и его единомышленниками, помог внедрить в их среду провокатора, бывшего студента Петра Антонелли (много позже в романе «Бесы» Достоевский в образе Петра Верховенского воплотил некоторые черты этого человека).

В 1849 г. Петрашевский вместе с другими членами кружка был арестован. Ни в одном из политических процессов России XIX в. не участвовало столько литераторов и учёных. Кроме самого руководителя, к военному суду были привлечены Достоевский, Плещеев, Спешнев, Пальм, Дуров, Толь, Львов, Ахшарумов и другие. Майков и Белинский не попали в число подсудимых только потому, что умерли раньше начала следствия.

Из 123 человек, привлечённых к следствию, 22 были судимы. 21 приговорен к «расстрелянию». Военный суд счел, что «пагубные учения, породившие смуты и мятежи во всей Западной Европе и угрожающие ниспровержением всякого порядка и благосостояния народов, отозвались в некоторой степени и в нашем отечестве. Горсть людей совершенно ничтожных, большей частью молодых и безнравственных, мечтала о возможности попрать священнейшие права религии, закона и собственности». Как было сказано в докладе генерал-аудиториата - высшего судебно-уголовного органа военного ведомства, расследовавшего деятельность петрашевцев, - они стремились к учреждению тайного общества под названием «товарищества или братства взаимной помощи из прогрессистов и людей передовых мнений, которые бы могли двинуть гражданский быт вперёд на новых началах, посредством возвышения друг друга; однако же это общество, по разномыслию членов, не состоялось». Принимая во внимание разные смягчающие обстоятельства, в том числе раскаяние подсудимых, суд счел возможным ходатайствовать об уменьшении им наказания.

Уже на эшафоте была объявлена «высочайшая конфирмация» Николая I: Петрашевскому - бессрочная каторга, Достоевскому и Дурову - каторга на четыре года с определением потом в рядовые, Толю - два года каторги, Черносвитову - ссылка в крепость, Плещееву - отдача рядовым в линейные батальоны и т. д.. Несмотря на такую «милость», петрашевцам пришлось пережить, как вспоминает Достоевский, «десять ужасных, безмерно-страшных минут ожидания смерти».

В 1856-м Петрашевский был переведен на поселение. За политические протесты против произвола местных властей вновь арестовывался и ссылался во все более глухие места Сибири, где и умер в селе Вельское Енисейской губернии. Могила сохранилась до наших дней.

Дело Петрашевского долго составляло предмет государственной тайны. Имя Белинского, например, было изъято из обращения и даже в первые годы царствования Александра II в печати заменялось выражением «критик гоголевского периода». Эта таинственность в связи с суровым наказанием, понесенным участниками «общества пропаганды», создала представление о деле Петрашевского, как о серьёзном политическом заговоре, который нередко сравнивался с восстанием декабристов. По иронии судьбы Петрашевский был крестником императора Александра I. Правда, тот на крестинах не присутствовал; заместителем его был граф Милорадович.

С материалами о деле петрашевцев и с судьбой Петрашевского Россию впервые ознакомил Александр Герцен. «Колокол» на смерть революционера написал: «Да сохранит потомство память человека, погибшего ради русской свободы, жертвой правительственных гонений...»

Михаил Петрашевский и его соратники оказали значительное влияние на развитие утопического социализма в России. Движение петрашевцев, объединявшее своих членов на антикрепостнической платформе, в дальнейшем переросло в различные направления российской общественной, философской и революционно-демократической мысли.

ГА РФ публикует некоторые документы из архива III-го Отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии.





Одна из первых справок тайной полиции о Петрашевском, датированная 24.09.1844 г.
(Ф. 109. Оп. 19. Д. 139. Л. 5-7).


Дело «По розысканию Липранди и донесениям Антонелли о Буташевиче-Петрашевском и его товарищах: часть I-я. Об арестовании обвиняемых лиц и осмотре квартир их» (Обложка)
(Ф.109. Оп. 24. Д. 214. ч. I).















Копия со всеподданнейшего доклада о Буташевиче-Петрашевском и его сообщниках. Копия с извлечений, сделанных из донесений Антонелли
(Ф.109. Оп. 24. Д. 214. ч. I, Лл. 3-20).













Копия высочайше утвержденного рапорта начальника штаба Корпуса жандармов, управляющего III Отделением генерал-лейтенанта Леонтия Дубельта начальнику III Отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии генерал-адъютанту графу Алексею Орлову
(Ф.109. Оп. 24. Д. 214. ч. I, Лл. 44-54).




Архивный список «Имена преступников осужденных насмертную казнь, находящихся вкрепости с 1848-го года иконченных в1849 года Декабря 22 дня за возмущение встолице»
(Ф.109. Оп. 24. Д. 214. ч. I, Лл. 128-129).

     
 

© Государственный архив Российской Федерации