года,  11:17
Главная
Общие сведения
Фонды
Электронные описи
Электронные архивы
Фотоальбомы
Документы свидетельствуют...
Исторический календарь
Новые поступления
Деятельность архива
Выставки
Обращения граждан
Доска объявлений
Противодействие коррупции
Контакты
Карта сайта

   Поиск по сайту:
  

 
 
 
 
 
 

 

 

 

 

Голоса войны: фронтовые письма в фонде Радиокомитета

Чем дальше от нас уходит эпоха Великой Отечественной войны, тем большее значение приобретают документы того героического времени - письма, газеты, листовки, плакаты, фотографии. Они являются важнейшим предметом для изучения военной истории и вызывают огромный интерес широчайшего круга читателей. Личные письма фронтовиков представляют особый интерес, являясь ценным историческим источником, в том числе и для изучения исторического облика участников Великой Отечественной войны.

Вскоре после окончания Великой Отечественной войны в журнале «Радио» (№ 2 за 1946 год) была помещена статья известного советского журналиста Г.А. Казакова «Письма на фронт». В статье речь шла о письмах с фронта и на фронт, поступивших в Радиокомитет в годы войны. «Два миллиона писем на фронт и с фронта хранятся во Всесоюзном Радиокомитете, - писал Казаков, - Золотые россыпи благородства, душевной широты и морального единства советского народа искрятся в их строках. Они дадут богатейший материал для историков и писателей. Они войдут в Историю Великой Отечественной войны» [52].

Прошли десятилетия со дня окончания Великой Отечественной войны, письма фронтовиков и тружеников тыла, к счастью, целы и хранятся в настоящее время на полках Государственного архива Российской Федерации (ГА РФ). Письма с нетерпением ждут тех, кто наконец-то займется их изучением, анализом и публикацией; тех, кто введет их в научный оборот. Они являются совершенно не исследованным массивом документов, хотя всегда находились на открытом хранении, и доступ к ним не был ограничен.

Удивительно, насколько верным и точным является определение фронтовых писем, присланных в Радиокомитет, данное Г.А. Казаковым. Фронтовые письма в составе фонда Радиокомитета (Ф. Р-6903). - безусловно, ценнейший документальный комплекс по истории Великой Отечественной войны. Фонд хранит сотни тысяч подлинных свидетельств Великой Отечественной войны. Многие из них прошли горнило военной цензуры, но сохранили живые описания реальных событий, мысли, чувства сражающихся за Родину солдат, их родных и тружеников тыла, описания быта и реалий военного времени.

Фонд включает в себя огромный массив документов за период с 1933 по 1991 годы, начиная с материалов Акционерного общества «Радиопередача» и заканчивая документами Государственного комитета СССР по телевидению и радиовещанию. Подробнее о фонде, его истории и составе материалов можно ознакомиться в Путеводителе по ГА РФ [49, с. 278-289].

Первое документально зафиксированное поступление документов фонда из ведомственного архива на государственное хранение в Центральный государственный архив Октябрьской революции (ЦГАОР СССР, с апреля 1992 года - ГА РФ) относится к 1949 году. Фонд содержит уникальный массив материалов, но особого внимания заслуживают дела по описям № 9 и № 19.

В опись 9 включено 1363 дела (единицы хранения). Это подлинные письма с фронта и на фронт, присланные во Всесоюзный комитет по радиофикации и радиовещанию при СНК СССР в течение 1941-1945 гг. Опись 19 содержит 263 дела, содержащие тексты радиопередач, составленные на основе писем с фронта - 62 дела, на фронт - 109 дел и «с фронта на фронт» - 92 дела, поступившие в Радиокомитет в годы Великой Отечественной войны.

Сегодня имеется, безусловно, большое число разного рода публикаций писем времен Великой Отечественной войны, документальных сборников [48;55;58;59;61], статей, диссертационных исследований и исторических обзоров [47;50;51;52;53;54;56;57;60;62], многие из которых были подготовлены и изданы в шестидесятых, семидесятых, двухтысячных годах - как правило, к юбилеям Победы. В основу таких публикаций, разумеется, легли архивные материалы; однако, в большинстве случаев, использовались документы исключительно региональных архивов и музеев, в то время как основные документальные источники оставались по-прежнему в тени, не введенные в научный оборот, сокрытые от пытливого взгляда исследователей. В результате подобной избирательности за бортом остались колоссальные пласты материалов, способных открыть целые области перспектив в научно-исследовательской работе.

Как уже было сказано выше, основной объем дел данных описей составляют письма и радиопередачи, созданные на их основе, предварительно переработанных литературными редакторами (опись 19). Несложно подсчитать примерное их количество: в каждом деле собрано приблизительно по 120-140 писем. Таким образом, общее их число составляет более двух миллионов!

Письма вместе с конвертами подшиты в дела и систематизированы по хронологии и по корреспондентскому принципу: «Письма с фронта» - 308 дел, «Письма на фронт» - 690 дел, «Письма с фронта и на фронт» - 344 дела и «Письма о розыске родных и близких, присланные в Радиокомитет» - 21 дело. На обложку каждого дела в делопроизводстве Радиокомитета был наклеен специальный типографский бланк с указанием разновидности материалов, помещенных в конкретной единице хранения. Причем систематизация писем проводилась именно работниками Радиокомитета, а не архивистами. Справедливости ради, следует отметить, что в большинстве

случаев строгость деления дел на «Письма с фронта» и «Письма на фронт» нарушалась. К примеру, дело с шифром «Ф. Р-6903. Оп. 9. Д. 482» с заголовком «Письма с фронта» [23] содержит значительную часть подшитых писем, обозначенных как «письма на фронт». Автором данной статьи было отмечено, что вне зависимости от сортировки писем в конкретных делах, во всех них первая часть входящих единиц относятся к категории «Письма с фронта», вторая же половина - зачастую представляет собой «Письма на фронт».

Далее о военной цензуре. Большинство авторов публикаций военной корреспонденции указывают на факт досмотра конкретного письма военной цензурой как на явление, значительно снижающего ценность данного источника. Так, принято полагать, что прошедшее военную цензуру письмо автоматически утрачивает свою значимость. Позволю себе не согласиться с подобным суждением.

Автор статьи имел возможность сравнить письма с пометкой о досмотре военной цензурой с письмами, не имеющими такого штампа. В большинстве существенных различий данные письма не содержат, и все редактирование заключается лишь в снятии упоминаний мест боев, описаний местности, отступлений или иных подробностях, касающихся понятных ограничений. Корректировка текста, как правило, производилась вычеркиванием, вырезка не применялась, поскольку могло пострадать основное содержание письма. Да и сами авторы писем были осведомлены о подобном возможном редактировании, и пытались обойти фильтр цензуры, намеренно искажая названия местности и городов, оставляя лишь намеки. К примеру, Сталинград бойцы называли «Город Сталина», Ленинград - «Город Ленина». Подобная практика была весьма распространена. Однако в случае с фронтовыми письмами, поступавшими в Радиокомитет, цензура была не самой серьезной обработкой.

Сравнивая материалы описей 9 и 19, становится очевидным, что куда более серьезная редактура велась уже на уровне самого Радиокомитета. Перед радиоэфиром письма жестко редактировались литературными работниками, зачастую переписывались начисто; иногда текст украшался т.н. «литературными кудрями».. С одной стороны, это обуславливалось еще и тем, что письма писались людьми, порой совсем малограмотными, или же не по-русски. С другой же, радиопередачи являлись не только средством поиска родных и близких, но и не в последнюю очередь, - мощным оружием пропаганды.

Особая ценность писем в их самобытности, уникальности. Зачем военнослужащие, бойцы, труженики тыла, их родные и близкие писали на радио? Что заставляло их обращаться к помощи Радиокомитета? Прежде всего, безусловно, была желание подать весточку о себе, узнать судьбу своих близких людей, их местонахождение. Это - главное, что объединяет все обращения, присланные в Радиокомитет в годы войны, соединяя их в единый комплекс. Кстати, отличительной чертой писем было наличие очень четко прописанных фамилий, имен и отчеств корреспондентов и адресатов, номеров полевой почты, домашних адресов. Это вполне объяснимо: дикторы должны были прочитать фамилию человека, написавшего письмо, без искажений.

Письма в Радиокомитет приходили из всех союзных республик, краев, областей, населенных пунктов СССР и со всех фронтов Отечественной войны. В них - рассказы о военном и тыловом быте, боях, работе, личных переживаниях, тревогах. Это вести - печальные и радостные, горькие и вселяющие надежду. Это - война, как она есть, - полная и героизма, и трагедий, и будничного существования.

Стоит сказать, что письма весьма разнородны по содержанию: люди писали не только с просьбами о помощи в поиске родных, но и донорам, врачам, медсестрам с выражением признательности и благодарности. Писали фронтовым друзьям - и удивительно сильными, добрыми словами, показывая настоящий облик фронтовой дружбы. Писали, чтобы передать радостные или горькие вести. Очень многие из таких писем содержат описания зверств фашистов, гибели родных. Часто сложно сдержать эмоции, читая эти нелегкие строки. Вот, например, с какими словами обращается к своим родным Вера Александровна Агаджанянц:

«..Находясь в рядах РККА, я многому научилась, я крепко поняла, что боец Красной Армии должен быть смелым, стойким и до конца преданным своей Родине. Я частенько вспоминаю, как папа сердился, что у него нет сына, нет защитника [...], но теперь, наверное, он горд и рад за меня, что и дочке он доверил почетное дело - громить фашистских мерзавцев» [20, л. 65].

Письма, хранящиеся в фонде Радиокомитета, раскрывают крайне важную сторону Великой Отечественной войны - многонациональный состав Красной Армии, ее единство. Словно хор голосов слились в письмах, отражая взгляды самых разных народов СССР. Поразительно мощно звучит в письмах фронтовиков и тружеников тыла тема патриотизма, любви к Родине. И это не показной патриотизм; читая письма, отчетливо осознаешь, что все написанное в них - это правда.

«В городе Ленина фрицам не бывать, - пишет балтийский моряк, украинец Николай Петрович Карпенко своему близкому другу, Сергею. - Ни блокада с ее лишениями, ни трудности войны не сломят нас. Сережа, мы должны отомстить за нашу Украину, за убитых и угнанных в рабство отцов, матерей, братьев и сестер, за институт, в котором мы учились и который немцы превратили в казарму, за Севастополь и Одессу, Керчь и Ростов, за поруганную русскую землю» [24, л. 126].

Обратимся к вопросу об организации работы с письмами. Прежде всего, надо сказать о том, что радиовещание играло исключительную роль. Волны радио доходили до самых отдаленных уголков огромной страны. В годы войны оно оставалось непрерывным и многопрограммным. Регулярно велись передачи для партизан и населения на временно оккупированных территориях страны. Помимо регулярно передаваемых сводок Совинформбюро, по радио часто выступали руководители Советского правительства.

Г.А. Казаков писал, что в первые дни Великой Отечественной войны в одной из радиопередач для Красной Армии выступили двое рабочих московских заводов. «В конце выступлений каждый из них сказал несколько слов, обращенных к своим сыновьям - воинам Красной Армии. Наказ отцов детям-воинам отражал чувства и мысли миллионов советских людей». «Сразу же после передачи - пишет Г. А. Казаков, - в Радиокомитет начали обращаться по телефону москвичи с просьбой прочитать по радио и их послания к своим родным-фронтовикам. А на следующий день в Радиокомитет пришли десятки людей, чтобы обратиться к родственникам, находящимся в Красной Армии. Многие из них в этот день выступили у микрофона» [52].

С начала войны поток писем и телеграмм увеличивался, по предложению слушателей были введены специальные радиопередачи писем на фронт и с фронта. Адрес: Москва, почтовый ящик 3734 стал широко популярен. В августе 1941 года Радиокомитет получил 52 570 писем, в январе 1942 года 56 451 письмо. В феврале 1942 года ежедневно приходило в среднем две с половиной тысячи писем.. Всего за время войны поступило два миллиона писем и десятки тысяч телеграмм. Авторами их были многие миллионы советских людей: рабочие, колхозники, ученые, мастера искусств, бойцы, офицеры и генералы Красной Армии и др. [52].

Первые передачи «Письма на фронт» впервые появились в эфире 9 июля 1941 года, а «Письма с фронтов» - в августе того же года. Поначалу дикторы читали огромные, в несколько страниц, списки, где перечислялись фамилии и адреса приславших письма и назывались имена адресатов. Однако эта форма передач просуществовала недолго. В Радиокомитете был организован специальный отдел, который получил название «Письма на фронт и с фронтов Отечественной войны». Новое редакционное подразделение начало свою работу с 11 августа 1941 года. С этого времени ежедневно в эфир выходило шесть передач, а с 9 мая 1944 года выпуски общей продолжительностью один час шли четыре раза в день.

В передачах начали использовать голоса солдат и офицеров, записанные военными корреспондентами радио. Позднее к ним стали прибавлять голоса родных и близких фронтовиков, записанные в тылу. Таким образом, почти всю войну, благодаря переданным в эфир письмам, 30 216 семей нашли своих близких.

Их готовил специальный отдел, возглавляемый Верой Васильевной Каблучко. Об этой удивительной женщине, благодаря усилиям которой письма, присланные в Радиокомитет, не были потеряны в послевоенное время, необходимо сказать особо. Она родилась в 1904 году, была талантливым журналистом и общественным деятелем. До войны работала в

ТАСС [1], одно время являлась секретарем Кубанско-Черноморского обкома комсомола. После окончания войны работала редактором в издательстве «Знание». Скончалась в 1985 году, похоронена на Новодевичьем кладбище, рядом со своим мужем - известным военным деятелем, генерал-лейтенантом М.И. Запорожченко, командовавшем 197-й стрелковой дивизией, которая оборонялась на левом берегу Дона.

За время войны редакцией было подготовлено около 9 тыс. радиопередач «Письма на фронт» и «Письма с фронтов».

В «Заключении комиссии Радиокомитета по проверке работы редакции «Последних известий» и Отдела писем «на фронт и с фронта» за период с 15 июля по 15 августа 1942 года» отмечалось, что «передачи писем по радио приобрели популярность среди значительного контингента населения страны в тылу и на фронте... В Радиокомитет ежемесячно поступает в среднем 30 тысяч писем на радио. В некоторые месяцы приток писем доходил до 60-70 тысяч. Отдел ежедневно получает много откликов с выражением благодарности от лиц, письма которых переданы в эфир, и особенно от тех, чьи письма дошли до адресата. Эти отклики являются в известной мере критерием оценки работы отдела писем и свидетельствуют о том, что отдел ведет большую и полезную работу» [2, л. 56].

В отчете за январь-декабрь 1943 года указывалось: «В течение 1943 года отделом подготовлено 2 246 передач, из них 1 058 с фронта и 1 188 передач на фронт. За год передано 39 958 писем (на фронт - 27 395 и с фронта - 12 563). За этот же период отделом получено 357 697 писем; таким образом, в эфир прошло немногим более 10 % из всей поступившей почты» [3, л.76].

К отчету была приложена таблица поступления писем на Всесоюзное радио за 1943 год. Общее количество писем распределялось в названном графике по месяцам, далее указывалось: количество писем, отправленных с фронта, на фронт, а также общее количество писем за месяц. Кроме того, в таблице отмечено количество фронтовых писем, которые пересылались в адрес Всесоюзного радио из газет, от организаций, а также с московской почты. Таким образом, на Всесоюзном радио концентрировалась огромная масса писем с фронта и на фронт. Из названного графика следует, что в 1943 году в адрес Всесоюзного радио было отправлено 114 193 писем с фронта, 229 433 письма на фронт (всего же получено 343 629 письма). Из газет переслали 4 640 писем, с Московского почтамта 8 067 письма и от организаций было получено 1 368 писем [3, л. 114]. Интересно, что на фронт писали почти в два раза чаще, чем с фронта.

Разумеется, в эфир шли далеко не все письма, однако весь b[ колоссальный массив тщательно сберегался. Все они, сохранившиеся в составе фонда Радиокомитета, могут быть объектом самых разнообразных исследований.

Так, например, автором статьи из общего массива дел с письмами было выявлено 43 единицы хранения [4-46] с эпистолярными источниками за период Сталинградской битвы (имеются в виду письма, написанные с фронта за период с 17 июля 1942 года по 2 февраля 1943 года). Между тем для выявления полного корпуса писем за указанный период необходимо полистно просмотреть «письма на фронт» и «письма с фронта и на фронт». Таким образом, общее количество дел, потенциально содержащих письма участников битвы под Сталинградом, доходит до 200 единиц хранения. В них сосредоточено более 30 тысяч писем. Предстоит еще очень серьезная работа по просмотру этого объемного массива, однако, несомненно, в результате мы получим ценнейший материал, позволяющий установить участников, свидетелей героической обороны Сталинграда, уточнить и существенно дополнить факты и события обороны города-героя, узнать новое о подвиге защитников города на Волге.

Работать с фронтовыми письмами непросто. Едва ли не все они написаны от руки, лишь незначительное количество напечатаны на пишущей машинке. Писались письма на бумаге плохого качества, часто на оберточной и на газетных листах, встречаются письма, основой для которых служат вырванные из книг иллюстрации [26, л. 22], и даже фрагменты полевых карт. Многие написаны простым карандашом или совершенно выцветшими, разбавленными из соображений экономии чернилами, со временем придя в состояние абсолютной нечитаемости.

Стоит отметить тот факт, что письма зачастую поступали уже поврежденными: многие из них деформированы, хранят следы воды и грязи, что говорит о том, в каких условиях писались эти строки. Сами авторы писем часто упоминают о том, как трудно им было написать письмо. Ведь многие решались передать весточку родным через редакцию перед началом боя, а то и вовсе лежа в окопе, под дождем. Письмо нередко становилось для них последним шансом, надеждой сказать любимым и родным самые теплые слова. Известно и то, как сложно доставлялись письма с передовой.

Тексты писем, к сожалению, угасают. Неизбежно встает насущная потребность по оцифровке массива писем и создания соответствующей базы данных с последующим представлением полученного электронного ресурса в сети Интернет. Это непростая задача, но при успешном выполнении ее, будет создана возможность для использования полученной информации в самых разнообразных направлениях и аспектах, в том числе и для более полного представления о том, что Великая Победа в Великой Отечественной войне была достигнута многонациональным советским народом в упорных боях за Родину.

Список использованной литературы и источников:

1. Государственный архив Российской Федерации (далее - ГА РФ). Ф. Р-4459. - Оп. 18. - Д. 1407.
2. ГА РФ. Ф. Р-6903. - Оп. 1. - Д. 70.
3. ГА РФ. Ф. Р-6903. - Оп. 1. - Д. 82.
4. ГА РФ. Ф. Р-6903. - Оп. 9. - Д. 403.
5. ГА РФ. Ф. Р-6903. - Оп. 9. - Д. 407.
6. ГА РФ. Ф. Р-6903. - Оп. 9. - Д. 408.
7. ГА РФ. Ф. Р-6903. - Оп. 9. - Д. 412.
8. ГА РФ. Ф. Р-6903. - Оп. 9. - Д. 417.
9. ГА РФ. Ф. Р-6903. - Оп. 9. - Д. 418.
10. ГА РФ. Ф. Р-6903. - Оп. 9. - Д. 426.
11. ГА РФ. Ф. Р-6903. - Оп. 9. - Д. 433.
12. ГА РФ. Ф. Р-6903. - Оп. 9. - Д. 434.
13. ГА РФ. Ф. Р-6903. - Оп. 9. - Д. 452.
14. ГА РФ. Ф. Р-6903. - Оп. 9. - Д. 453.
15. ГА РФ. Ф. Р-6903. - Оп. 9. - Д. 456.
16. ГА РФ. Ф. Р-6903. - Оп. 9. - Д. 463.
17. ГА РФ. Ф. Р-6903. - Оп. 9. - Д. 464.
18. ГА РФ. Ф. Р-6903. - Оп. 9. - Д. 465.
19. ГА РФ. Ф. Р-6903. - Оп. 9. - Д. 470.
20. ГА РФ. Ф. Р-6903. - Оп. 9. - Д. 473.
21. ГА РФ. Ф. Р-6903. - Оп. 9. - Д. 479.
22. ГА РФ. Ф. Р-6903. - Оп. 9. - Д. 481.
23. ГА РФ. Ф. Р-6903. - Оп. 9. - Д. 482.
24. ГА РФ. Ф. Р-6903. - Оп. 9. - Д. 483.
25. ГА РФ. Ф. Р-6903. - Оп. 9. - Д. 485.
26. ГА РФ. Ф. Р-6903. - Оп. 9. - Д. 497.
27. ГА РФ. Ф. Р-6903. - Оп. 9. - Д. 500.
28. ГА РФ. Ф. Р-6903. - Оп. 9. - Д. 505.
29. ГА РФ. Ф. Р-6903. - Оп. 9. - Д. 511.
30. ГА РФ. Ф. Р-6903. - Оп. 9. - Д. 515.
31. ГА РФ. Ф. Р-6903. - Оп. 9. - Д. 518.
32. ГА РФ. Ф. Р-6903. - Оп. 9. - Д. 530.
33. ГА РФ. Ф. Р-6903. - Оп. 9. - Д. 531.
34. ГА РФ. Ф. Р-6903. - Оп. 9. - Д. 532.
35. ГА РФ. Ф. Р-6903. - Оп. 9. - Д. 539.
36. ГА РФ. Ф. Р-6903. - Оп. 9. - Д. 540.
37. ГА РФ. Ф. Р-6903. - Оп. 9. - Д. 541.
38. ГА РФ. Ф. Р-6903. - Оп. 9. - Д. 542.
39. ГА РФ. Ф. Р-6903. - Оп. 9. - Д. 543.
40. ГА РФ. Ф. Р-6903. - Оп. 9. - Д. 546.
41. ГА РФ. Ф. Р-6903. - Оп. 9. - Д. 554.
42. ГА РФ. Ф. Р-6903. - Оп. 9. - Д. 557.
43. ГА РФ. Ф. Р-6903. - Оп. 9. - Д. 564.
44. ГА РФ. Ф. Р-6903. - Оп. 9. - Д. 565.
45. ГА РФ. Ф. Р-6903. - Оп. 9. - Д. 566.
46. ГА РФ. Ф. Р-6903. - Оп. 9. - Д. 569.
47. Белоглазова, Г.Н. Письма с фронта как исторический источник времен Великой Отечественной войны / Г.Н. Белоглазова // Мир науки, культуры, образования. - 2013. - № 2 (39). - С. 188-191; Горяева Т.М. Письма с фронта и на фронт (По материалам Всесоюзного радиовещания 1941-1945 гг.) // Советские архивы. 1978. № 1. С. 32-35.
48. Великая Отечественная война в письмах.- М.: Воениздат, 1991. - 416 с.
49. Государственный архив Российской Федерации. Путеводитель. Том 3. Фонды Государственного архива Российской Федерации по истории СССР. - М., 1997. - С. 278-289.
50. Жучков, Б.И., Кондратьев, В.А. Письма советских людей периода Великой Отечественной войны как исторический источник / Б.И. Жучков, В.А. Кондратьев // История СССР. - 1961. - № 4. - С. 103-114.
51. Иванов, К.И. Письма с фронтов Великой Отечественной войны / К.И. Иванов // Коммунар. - 1967. - 23 августа - 27 сентября.
52. Казаков, Г.А. Письма на фронт / Г.А. Казаков // Радио. - 1946. - № 2.
53. Козлов, В.П. Фронтовые письма 1941-1945 гг. как молитвы / В.П. Козлов // Вестник архивиста. - 2010. - № - С.
54. Моисеева, И.Ю. «Человек на войне» в солдатских письмах (по материалам фронтовых писем 1941-1945 гг.) / И.Ю. Моисеева // Человек и война. Xx век. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. 14-15 мая 2002 г. - Омск, 2002.
55. «Нам выпало на долю...» Великая Отечественная война в письмах, дневниках, воспоминаниях. - Тверь, 2005.
56. Никитина, И. Письма, опаленные огнем / И. Никитина // Библиотека. - 2010. - № 5. - С. 14-15.
57. Никольская, М.Н., Сычева, Т.Е. Письма с фронта как исторический источник / М.Н. Никольская, Т.Е. Сычева // Северный археографический сборник. - Сыктывкар, 1977. - Вып. IV. - С. 112-117.
58. Письма Великой Отечественной войны. Сборник документов.- Тамбов, 2005.
59. Солдатские письма. - Саранск, 2005.
60. Сомов, В.А. Письма участников Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. / В.А. Сомов // Вопросы истории. - 2003. - № 8.
61. Ставрополье: правда военных лет. Великая Отечественная в документах и исследованиях. - Ставрополь, 2005.

К.А. Лукина, ведущий специалист Государственного архива РФ
 

     
 

© Государственный архив Российской Федерации