года,  15:36
Главная
Общие сведения
Фонды
Деятельность архива
Проекты
Список публикаций
Публикации онлайн
Избранные места из переписки
В зеркале СМИ
Первичная организация РОИА
Прейскурант платных услуг
Выставки
Обращения граждан
Доска объявлений
Противодействие коррупции
Контакты
Карта сайта

   Поиск по сайту:
  

 
 
 
 
 
 

СОВНАРКОМ - СОВМИН СССР И АРХИВЫ: ПОСТАНОВЛЕНИЯ ВЫСШЕГО ОРГАНА ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ ВЛАСТИ СССР В ОБЛАСТИ АРХИВНОГО ДЕЛА В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1941-1945 гг. И В ПОСЛЕВОЕННЫЙ ПЕРИОД

О. Н. Копылова

Ключевые слова: Совнарком СССР, Совмин СССР, постановления, архивы, Великая Отечественная война 1941-1945 гг., эвакуация, трофейные материалы, увековечивание памяти, С. К. Богоявленский, В. И. Пичета

Аннотация: В статье рассматриваются вопросы, связанные с решениями высшего исполнительного органа власти СССР - Совнаркома-Совмина СССР в области архивного дела за годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. и за последующий период. В основу статьи положен анализ рассекреченных в недавнее время постановлений Совнаркома-Совмина СССР, в том числе касающихся проведения эвакуации архивов, перемещения архивных фондов, а также постановлений об увековечивании памяти видных отечественных историков-архивистов.

Государственный архив Российской Федерации (ГА РФ) хранит в полном объеме важнейший комплекс архивных материалов, созданный в процессе деятельности высшего органа исполнительной власти Совета Народных Комиссаров - Совета Министров СССР за 1917-1991 гг.

Безусловно, одной из главных задач, стоявших перед архивистами ГА РФ,  было создание электронного справочного аппарата на наиболее информативный вид документов указанного выше комплекса - постановлений СНК - Совмина СССР за 1917-1991 гг. Такая работа была проделана в достаточно сжатые сроки, и в настоящее время архив, а, значит, и пользователи информации, имеют возможность работать с базой данных, в том числе и в удаленном доступе,  которая так и называется: «Постановления Совнаркома - Совета Министров СССР». В Базу данных включено 123 237 записей. В настоящее время специалистами ГА РФ ведется работа по тематической разработке распоряжений Совнаркома - Совета Министров СССР и Указов Президиума Верховного Совета СССР[1]. Особо следует сказать о том, что в последние годы Межведомственной комиссией по защите государственной тайны (МВК) было рассекречено значительное количество постановлений Совнаркома - Совета Министров СССР, в том числе и за военный и послевоенный период[2].

В ходе подготовки настоящего доклада нами была проведена работа по выявлению среди всего комплекса постановлений правительства документов, в которых затрагивались бы вопросы архивного дела. Таких постановлений за 1917-1991 гг. оказалось более 120-ти. Сузив рамки поиска, стало возможным установить, что за военный и послевоенный периоды количество постановлений, отражающих отношение высшего органа исполнительной власти СССР к архивам, составило 25 документов, о которых и будет идти речь в сообщении.

Прежде следует сказать о том, что изучение деятельности архивных учреждений в годы Великой Отечественной войны является одной из наиболее значимых и востребованных тем в изучении истории отечественных архивов. В настоящее время существует довольно обширная историография по названной проблеме[3], однако до сих пор не написана обобщающая работа по истории архивов в годы Великой Отечественной войны. Хочется надеяться, что введение в научный оборот такого важного вида документов, как постановления Совнаркома-Совета Министров СССР, расширит источниковедческую базу исследования и, таким образом, позволит раскрыть еще не до конца изученные страницы истории отечественного архивного дела.

Первое по времени издания и по значению постановление, касающееся архивов, относится к первым дням войны - 5 июля 1941 года Совнарком СССР совместно с ЦК ВКП(б) издает под грифом «Совершенно секретно» за подписью И. В. Сталина  постановление «Об эвакуации архивов», в котором предписывалось эвакуировать в Башкирию (г. Уфа) архивы Совета народных комиссаров СССР, Комитета обороны, ЦК ВКП(б), ЦК ВЛКСМ, Комитета партийного контроля, Исполкома Коминтерна, Института Маркса-Энгельса, Ленина (ИМЭЛ), а также Наркомата госбезопасности. НКВД СССР должен был эвакуировать важнейшие документы Государственного архивного фонда, хранящихся в центральных государственных архивах городов Москвы и Ленинграда, в города Чкалов и Саратов.  10 июля последовало также под грифом «Совершенно секретно» постановление Совнаркома СССР № 1844 «Об эвакуации архивов и ценностей Президиума Верховного Совета СССР»[4]. Безусловно, военное время вносило свои коррективы. Эшелоны с документами шли не только в города, указанные в постановлениях, но и в Шадринск, Орск, Молотов и другие населенные пункты СССР[5].

Особую группу составляют постановления Совнаркома СССР, касающиеся организации самостоятельных архивохранилищ, вызванных условиями военного времени. Так, 2 августа 1943 года издается секретное постановление Совнаркома за подписью заместителя председателя СНК СССР В. М. Молотова за № 852 «О создании Центрального государственного архива РСФСР Дальнего Востока»[6]. В постановлении указано, что Совнарком СССР «в целях обеспечения сохранности и правильного использования документальных материалов государственных архивов Хабаровского, Приморского краев и Читинской области» постановляет к 15 сентября 1943 г. создать в г. Томске Центральный государственный архив РСФСР Дальнего Востока, включив в его состав все документы, находившиеся в то время в государственных архивах указанных регионов СССР. Предписывалось реорганизовать государственные архивы Хабаровского, Приморского краев и Читинской области в филиалы Центрального государственного архива Дальнего Востока в г. Томске с оставлением на 1943 год в этих филиалах существующих штатов и сметных ассигнований. На содержание вновь созданного архива отпускалось 500 000 руб. на 1943 г.

Вскоре после окончания Великой Отечественной войны - 27 октября 1945 г. Совнарком СССР издает секретное постановление за № 2751 «О командировании в Чехословакию группы научных работников для принятия Русского заграничного архива в Праге»[7]. В постановлении, подписанном заместителем СНК СССР В. М. Молотовым, говорилось следующее: «Разрешить Президиуму Академии наук СССР командировать в Чехословакию для приема и отправки в СССР русского заграничного исторического архива, передаваемого правительством Чехословакии в дар Академии наук  СССР, группу научных работников Академии наук, Главного архивного управления НКВД СССР и Института Маркса-Энгельса-Ленина в составе тт. Никитинского И. И.[8] (руководитель), членов-корреспондентов Академии наук Богоявленского С. К., Минца И. И.[9] и научного сотрудника Института Маркса-Энгельса-Ленина Сутоцкого С. Б.[10] Разработку и изучение Пражского русского заграничного исторического архива возложить на Главное архивное управление НКВД СССР. По окончании разборки архива решить вопрос о его дальнейшем использовании»[11]. Дальнейшая судьба Русского заграничного исторического архива в Праге достаточно хорошо изучена отечественными историками, особенно серьезно исследовала данную проблему Т. Ф. Павлова[12].

3 декабря 1945 г. издается очередное секретное постановление Совнаркома СССР за № 3019 за подписью В. М. Молотова, в котором было определено место хранения документов дипломатического характера. Речь в нем шла об образовании Архивного управления Наркомата иностранных дел СССР и о передаче архивов внешней политики из НКВД СССР Наркоминделу СССР[13]. В постановлении говорилось: «Обязать Народный комиссариат внутренних дел СССР передать Народному комиссариату иностранных дел СССР архивные фонды бывшего Министерства иностранных дел России и Коллегии иностранных дел». К передаче означенных фондов следовало приступить не позже 10 декабря 1945 г. и завершить ее в трехмесячный срок. В целях обеспечения преемственности в работе указанных архивов штат сотрудников отдела внешней политики Центрального государственного исторического архива в Москве передавался в полном составе в ведение НКИД СССР. Кроме того, НКВД ССР был обязан в течение 1946 года вывезти из зданий по Большой Серпуховской улице все архивные фонды, остающиеся в его ведении, а три здания по указанному адресу следовало передать Наркоминделу.

Спустя три месяца - 9 марта 1946 года - секретным постановлением Совнаркома СССР за № 2677 был создан Центральный государственный особый архив СССР[14], просуществовавший, как самостоятельное учреждение, до 1999 года[15]. Особый архив был создан для хранения трофейных материалов - архивных фондов и коллекций иностранного происхождения, вывезенных Советской Армией в конце Второй мировой войны из Германии и Восточной Европы в Москву. Позднее в Особый архив были переданы документы советских учреждений, ведавших военнопленными и интернированными, которые прежде находились в ведении Главного управления по делам военнопленных и интернированных (ГУПВИ) МВД СССР.

Уже начиная с 1949 года, как это можно судить по рассекреченным постановлениям Совета Министров СССР[16], начинается процесс частичного возвращения трофейных материалов из Особого архива и иных архивохранилищ СССР в страны Восточной Европы. И первой «ласточкой» в этом отношении (сначала в форме обмена архивами) становится постановление Совета министров СССР от 13 марта 1949 г. за № 1004 за подписью председателя Совмина СССР И. В. Сталина «Об обмене архивов городов Гамбурга, Любека и Бремена на архивы Калининградской области, города Таллина и Харьюмасского уезда Эстонской ССР»[17]. Речь в постановлении шла о разрешении Советской военной администрации в Германии вступить в переговоры с представителями английских военных властей в Германии об обмене находящихся в СССР в Ленинградском филиале Госфонда литературы архивов городов Гамбурга, Любека и Бремена на находящиеся в английской зоне оккупации Германии архивы Калининградской области, города Таллина и Харьюмасского уезда Эстонской ССР. Архивы немецких городов должны были быть переданы в ведение МВД СССР, которое в свою очередь обязано было осуществить  их передачу Советской военной администрации в Германии. Министерству внутренних дел СССР предписывалось «по получению от англичан архивов Калининградской области, города Таллина и Харьюмасского уезда Эстонской СССР  принять их от Советской военной администрации в Германии и доставить в СССР»[18].

В 1950 году Совмин СССР издает сразу два постановления, имеющих отношение к архивам.  9 февраля за подписью И. В. Сталина выходит постановление за № 535 «О возвращении Венгрии архивных материалов по борьбе с наводнениями на ее территории», в котором речь шла о передаче Венгерскому Посольству в Москве архивных материалов по борьбе с наводнениями в Венгрии, находившимися на хранении в г. Берегово Закарпатской области УССР[19]. 20 мая этого же года издается постановление также за подписью И. В. Сталина за № 2162 «О передаче Польше материалов, относящихся к Варшавско-Венской железной дороге, а также различных архивных документов»[20]. В соответствии с постановлением в Польшу из государственных архивов СССР передавались 37 000 единиц хранения и 500 кг россыпи документальных материалов различных бывших польских учреждений, относящихся к периоду 1759-1939 гг.

Одно из наиболее важных постановлений Совмина СССР было принято 3 марта 1951 г. Оно было подписано И. В. Сталиным,  имело № 659 и называлось «О сдаче архивов бывшей Советской Военной Администрации в Германии»[21]. В нем говорилось: «Совет Министров Союза СССР постановляет: 1. Обязать Министерство внутренних дел СССР (т. Круглова[22]) принять архивы бывшей Советской Военной Администрации в Германии, за исключением архивных фондов, перечисленных в пункте 2 настоящего постановления. 2. Обязать Министерство иностранных дел (т. Вышинского[23]) принять архивные фонды Политсоветника, Контрольного Совета и его органов и Управления информации. 3. Передачу и приемку архивов организовать в сроки по согласованию с Советской Контрольной Комиссией, но не позднее 15 марта 1951 г. 4. Расходы по упаковке и транспортировке архивов в Москву отнести за счет сметы Советской Контрольной Комиссии в Германии»[24]. Два секретных постановления Совмина СССР касаются передачи немецких архивов в гор. Мерзебург, находящихся в распоряжении советских властей, Правительству ГДР (постановление № 101 от 8 января 1952 г. и постановление № 1270 от 11 марта 1952 г.)[25].

1950-е годы характеризуются налаживанием добрососедских отношений СССР с Китаем. В связи с этим советское правительство делает подарок своему восточному соседу: 19 мая 1955 года Совмин СССР издает постановление за подписью председателя Совета Министров СССР Н. А. Булганина за № 990 «О Маньчжурском архиве»[26]. Совет Министров постановил принять предложение МВД СССР, МИД СССР и Академии наук СССР о передаче Китайской Народной Республике Маньчжурского архива (архива Хэйлунцзянского генерал-губернаторства), хранившегося в то время в Центральном государственном архиве древних актов СССР (ЦГАДА). Министерству иностранных дел было поручено информировать Правительство КНР о намерении советского правительства передать Маньчжурский архив Китайской Народно Республике. В соответствии с постановлением правительства МВД СССР и АН СССР должны были в течение года подготовить Маньчжурский архив к передаче и передать его соответствующим китайским организациям. Академии наук было поручено обеспечить в течение 1955 года выявление материалов Маньчжурского архива, «представляющих интерес для изучения истории СССР», а Главное архивное управление МВД СССР обязано было произвести съемку этих материалов «на микрофильм».

19 декабря 1955 г. Совет Министров СССР издает постановление за № 2089 «О передаче трофейных архивных фондов правительствам Германской Демократической Республики, Польской Народной Республики и Чехословацкой Республики»[27]. В постановлении поручалось МВД СССР в течение одного года подготовить к передаче правительствам ГДР,  ПНР и Чехословацкой Республики трофейных архивных фондов, хранившихся в то время в Особом архиве. К постановлению приложены три списка (перечня) передаваемых материалов (по странам), в которых указаны конкретные фонды, объемы и даты содержавшихся в них материалов[28]. Всего к передаче был подготовлен 251 фонд (237 624 ед. хр.). Из них: в ГДР - 154 фонда (214 426 ед. хр.), в Польшу - 93 фонда (18 678 ед. хр.), в Чехословакию - 4 фонда (4520 ед. хр.). Самым объемным фондом из общего количества материалов, передаваемых советским правительством в зарубежные страны, был фонд, предназначенный к передаче в Германскую Демократическую Республику, - «Масонские ложи Германии» - 146 893 ед. хр. за XVII в. - 1939 г.[29] . В постановлении был пункт,  выражавшем одобрение текста сообщения для печати по поводу передачи архивных материалов, в котором, в частности, говорилось: «Совет Министров СССР принял решение передать правительствам Германской Демократической Республики, Польской Народной Республики и Чехословацкой Республики документальные материалы из германских, польских и чехословацких архивов, находящиеся на хранении в архивных фондах СССР. Передаваемые архивные материалы имеют государственное значение для Германской Демократической Республики, Польской Народной Республики и Чехословацкой Республики и представляют большую ценность для изучения истории этих стран. Документальные материалы, передаваемые Правительству Германской Демократической Республики, включают в себя большое количество документов (1527-1945 гг.) министерств и ведомств Германии, политических, профсоюзных и других общественных организаций, научных учреждений, издательств, редакций, религиозных организаций, масонских лож, а также личные фонды германских деятелей науки и культуры. Правительству Польской Народной Республики передаются архивные материалы Сейма, Совета Министров, министерств: внутренних дел, юстиции, промышленности и торговли, просвещения, почт и телеграфа, путей сообщения, а также польских политических и общественных организаций и учебных заведений Польши (1894-1939 гг.). Передаваемые Правительству Чехословацкой Республики архивные фонды содержат коллекцию документальных материалов по истории Чехословакии (1831-1939 гг.), материалы президиума земского управления г. Праги и других чехословацких учреждений и организаций»[30]. Кстати, все последующие постановления Совмина СССР, о которых будет идти речь далее, в качестве приложений имеют тексты обращения для печати о передаче архивных материалов различным странам Восточной Европы. Особым пунктом в такого рода постановлениях было поручения, адресованные ГАУ НКВД СССР, Академии наук СССР и иным заинтересованным организациям проводить исследование передаваемых материалов на предмет их ценности для изучения истории СССР с последующим микрофотокопированием отобранных документов. Возвращаясь к постановлению Совмина от 19 декабря 1955 г., следует отметить наличие пункта[31], который повлек за собой издание еще одного постановления Совмина СССР. Речь идет о передаче Правительству Польской Народной Республики Данцигского и Познаньского архивов. 15 декабря 1956 г. Совет Министров СССР издает постановление за № 1590 «О передаче Польской Народной Республике Данцигского и Познаньского архивов»[32], в соответствии с которым  Польше передавались из Особого архива 3645 дел из Данцигского архива и 901 дело из Познаньского архива. Как отмечалось в тексте сообщения для печати, «Эти материалы были вывезены гитлеровцами в Германию во время второй мировой войны и поступили в СССР в качестве трофеев Советской Армии... Передаваемые архивные материалы имеют государственное значение для Польской Народной Республики и представляют большую ценность для изучения истории Польши; среди них имеются, в частности, материалы по истории культуры и истории развития польских городов, начиная с XI века.»[33]. Еще одна крупная передача архивных материалов Польше состоялась во исполнение постановления Совмина СССР № 805 от 5 сентября 1961 года[34].

28 февраля 1957 г. вышло очередное постановление Совмина СССР за № 217, касающееся очередной передачи архивных материалов Правительству Восточной Германии. Оно так и называлось: «О возвращении Германской Демократической Республике архивных материалов Германской академии естественных наук в г. Галле»[35]. В Постановлении говорилось: «Принять предложение Президиума Академии наук СССР о возвращении Германской Демократической Республике (ГДР) находящихся в распоряжении Академии наук СССР трофейных архивных материалов Германской академии естественных наук в г. Галле и некоторых материалов по астрономии»[36].

В конце 1950-х-начале 1960-х гг. последовало еще несколько постановлений Совмина СССР по вопросам архивного дела. Все они связаны с передачей трофейных архивных материалов в Чехословакию, Болгарию, Румынию. 2 апреля 1958 г. Совмин СССР издал постановление за № 359 «О передаче болгарских трофейных архивных материалов Правительству Народной Республики Болгарии»[37], в соответствии с которым Правительству Болгарии было передано 110 архивных дел болгарских государственных учреждений за 1905-1944 гг.

13 августа 1960 г. председатель Совмина СССР Н. С. Хрущев подписал постановление за № 885 «О передаче Правительству Румынской Народной Республики румынских документальных материалов, хранящихся в государственных архивах СССР»[38]. В Перечне передаваемых материалов значится 238 фондов из Особого архива, Центрального государственного архива Молдавской ССР, Государственного архива Черновицкой области. Самый объемный фонд из передаваемых материалов  - это материалы Генеральной дирекции полиции и сигуранцы Румынии - 6 618 дел за 1898-1942 гг. из ЦГА Молдавской ССР.

Два постановления Совмина СССР касались передачи трофейных архивных материалов из Особого архива Чехословацкой Социалистической Республике: № 805 от 5 сентября 1961 г.[39] и № 833 от 15 августа 1962 г.[40].

Немаловажный интерес представляет постановление Совмина СССР за № 87 от 19 января 1956 г. «О вступлении Главного архивного управления Министерства внутренних дел СССР, архивных управлений Министерства внутренних дел Белорусской ССР и Министерства внутренних дел Украинской ССР в Международный совет архивов и об участии в Международном Конгрессе архивистов в 1956 году»[41]. С этого времени архивная служба нашей страны становится полноправным членом МСА и начинает активно заявлять о себе на международной арене.

Два постановления Совмина СССР касаются увековечивания памяти историков, крупнейших специалистов в области архивного дела, сделавших очень многое для становления и развития отечественного архивоведения, как в практическом, так и в теоретико-методическом плане. Речь идет о корифеях архивного дела Владимире Ивановиче Пичете[42] и Сергее Константиновиче Богоявленском[43]. Именно их заслуги были  отмечены высшим руководством страны. Оба историка-архивоведа скончались в 1947 году. 27 июня 1947 года издается постановление Совмина СССР за № 2238, подписанное И. В. Сталиным и управляющим делами Совмина СССР Я. Чадаевым «Об увековечивании памяти выдающегося советского ученого-историка академика В. И. Пичеты и об обеспечении его семьи»[44]. В целях увековечивания памяти В. И. Пичеты Совмин СССР постановил: 1. установить стипендии имени академика В. И. Пичеты а) в Институте славяноведения и в Институте истории АН СССР по одной стипендии для докторантов в размере 1 300 руб. в месяц каждая и по две стипендии для аспирантов в размере 800 руб. в месяц каждая; б) в Институте истории АН Белорусской ССР две стипендии для аспирантов в размере 800 руб. в месяц каждая; в)  в МГУ имени М. В. Ломоносова и в Белорусском государственном университете для специализирующихся по славяноведению по две стипендии для аспирантов в размере 800 руб. в месяц каждая и по две стипендии для студентов в размере 400 руб. в месяц каждая. Академия наук СССР обязана была издать труды академика В. И. Пичеты в 1948-1950 гг. Жене академика В. И. Пичеты Александре Петровне Пичета устанавливалось материальное обеспечение, а также ей и дочери Ксении Владимировне Пичета, находившейся на иждивении Владимира Ивановича, было предписано выдать единовременное пособие по 25 000 руб. каждой. Похороны академика В. И. Пичеты были приняты за счет государства.

31 августа 1947 года уходит из жизни Сергей Константинович Богоявленский. Через несколько дней после его кончины - 9 сентября 1947 г. И. В. Сталин подписывает постановление Совмина СССР № 3171 «Об увековечивании памяти видного советского историка и выдающегося архивоведа, члена-корреспондента Академии наук СССР Богоявленского С. К.»[45]. Совет Министров СССР постановил установить стипендии имени С. К. Богоявленского: а) в Институте истории и Институте славяноведения Академии наук СССР - по одной стипендии для аспирантов в размере 800 руб. в месяц каждая; б) в Московском историко-архивном институте - две стипендии для студентов по 400 руб. в месяц каждая. Академия наук СССР была обязана в течение 1948-1951 гг. издать неопубликованные труды С. К. Богоявленского. Жене С. К. Богоявленского пианистке Марии Михайловне Богоявленской была установлена персональная пенсия в размере 1000 руб. в месяц пожизненно и выдано единовременное пособие в размере 15 000 руб. За ней была закреплена жилая площадь, которую занимал при жизни С. К. Богоявленский - квартира в доме № 13 по Большой Калужской улице в Москве.

Как видно из биографий В. И. Пичеты и С. К. Богоявленского, у них было очень много общего. Оба они происходили из семей священнослужителей, оба работали в течение длительного времени в системе Главархива-Центрахива РСФСР, выполняли специальные поручения правительства. Так, например. Пичета принимал участие в подготовке Рижского договора с Польшей, готовил к передаче в Польшу архивные материалы. В этой же работе был задействован и С. К. Богоявленский. Богоявленский, как уже упоминалось выше, был членом комиссии по приемке Пражского архива и перевозке его из Чехословакии в СССР. Оба были репрессированы и осуждены по «Академическому делу», похоронены оба на Новодевичьем кладбище в Москве и др. А главное - они были патриотами своей Родины, своей профессии, сделавшие очень многое для спасения документальных материалов в годы гражданской войны. Отрадно, что государство не оставило незамеченным их вклад в науку и архивное дело.

Таким образом, постановления Совнаркома-Совета Министров СССР дают возможность проследить роль государства в развитии архивного дела в нашей стране в годы Великой Отечественной войны и в последующий период, в частности, в сохранении наиболее ценной части Государственного архивного фонда отечества - документов высших партийных и государственных органов и центральных государственных архивов СССР.


[1] Подробнее см. Копылова О. Н., Котлова Т. Н., Гараненкова Э. Л., Буякевич Т. С. Электронный ресурс Государственного архива Российской Федерации как важный элемент поиска информации при написании трудов по отечественной и мировой истории // Роль архивов в информационном обеспечении исторической науки. М., 2017. С. 564-578.

[2] См. Государственный архив Российской Федерации. 25 лет работы. 1992-2017. М.: Кучково поле Музеон, 2017. Раздел «Рассекречивание документов». С. 116-118.

[3] См. Софинов П. Г. Советские архивы в период Великой Отечественной войны // Исторический журнал. 1942. №. 11. С. 64-65; Максаков В. В. Архивы и архивное дело СССР в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. //  Вопросы архивоведения. 1961. № 2. С. 3-13; Его же. История и организация архивного дела в СССР (1917-1945 гг.). М., 1969; Цаплин В. В. Подвиг архивистов // Советские архивы. 1968. № 3. С. 63-70; Зелов Н. С. ЦГАОР СССР в годы Великой Отечественной войны // Археографический ежегодник за 1981 год. М., 1982. С. 213-218; Его же. Из воспоминаний архивистов // Советские архивы. 1985 № 2. С. 42-45; Копылова О. Н. Центральные государственные архивы в годы Великой Отечественной войны // Архивы СССР. История и современность. М., 1989. С. 136-142; Ее же. К проблеме сохранности ГАФ СССР в годы Великой Отечественной войны // Советские архивы. 1990. № 5. С. 37-44; Ее же. Организация и проведение эвакуации центральных государственных архивов СССР в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. // Вестник архивиста. 2005. №№ 5-6 (89-90). С. 372-380; Пшеничный А. П. Архивы на оккупированной территории в годы Великой Отечественной войны // Отечественные архивы. 1992. № 4. С. 90-98 и др.

[4] ГА РФ. Ф. Р-5446. Оп. 106. Д. 23.

[5] Подробнее о проведении эвакуации архивных материалов см. Копылова О. Н. Указ. соч.

[6] ГА РФ. Ф. Р-5446. Оп. 106. Д. 86. Л. 262-263.

[7] Там же. Д. 167. Л. 29.

[8] Никитинский И. И. (1905-1974) - советский деятель органов государственной безопасности, начальник Главного архивного управления НКВД-МВД СССР (1940-1947), генерал-майор.

[9] Минц Исаак Израилевич (1896-1991) - советский историк, доктор исторических наук (1936), член-корреспондент (1939), действительный член АН СССР по отделению истории и философии (1946).

[10] Сутоцкий Сергей Борисович (1912-1974) - писатель, журналист. В годы Великой Отечественной войны являлся сотрудником ИМЭЛ. В 1950-е - 1960 - гг. - сотрудник редакции газеты «Правда». Принимал участие в составлении биографии И. В. Сталина (1946 г.).

[11] ГА РФ. Ф. Р-5446. Оп. 106. Д. 167. Л. 29.

[12] См. подробнее: Павлова Т. Ф. Русский заграничный исторический архив в Праге // Вопросы истории. 1990. №  11. С. 19-29 ; Ее же. Предисловие к межархивному путеводителю «Фонды Русского заграничного исторического архива в Праге». М.: РОССПЭН, 1999. С. 5-32.

[13] ГА РФ. Ф. Р-5446. Оп. 106. Д. 170. Л. 18.

[14] ГА РФ. Ф. Р-5446. Оп. 106. Д. 184.

[15] Это бывшее  до начала 1990-х годов секретное учреждение впервые было упомянуто в открытой печати в феврале 1990 г. В июле 1992 г. Центральный государственный (Особый) архив был преобразован в Центр хранения историко-документальных коллекций (ЦХИДК) и открыт для исследователей. Во время реорганизации в 1999 году ЦХИДК был присоединен к Российскому государственному военному архиву (РГВА), и Центр перестал существовать как самостоятельное учреждение.

[16] В послевоенный период с целью введения общепринятых в международной государственной практике наименований законом Верховного Совета СССР от 15 марта 1946 года СНК СССР был преобразован в Совет Министров СССР, а наркоматы - в министерства.

[17] ГА РФ. Ф. Р-5546. Оп. 106. Д. 391. Л. 335.

[18] Там же.

[19] Там же. Д. 472. Л. 321.

[20] Там же. Д. 487. Л. 27.

[21] Там же. Д. 580. Л. 272.

[22] Круглов Сергей Никифорович (1907-1977) - нарком (министр) внутренних дел СССР с 1945 по 1956 гг. Генерал-полковник.

[23] Вышинский Андрей Януарьевич (1883-1954) - советский государственный деятель, юрист, дипломат. Прокурор СССР (1935-1939), министр иностранных дел СССР (1949-1953).

[24] Там же. Подробнее см. Путеводитель по фондам Государственного архива Российской Федерации. Т. 3. «Фонды Государственного архива Российской Федерации по истории СССР». М., 1997. Раздел: «Советская Военная Администрация в Германии (СВАГ)». С. 395-400.

[25] ГА РФ. Ф. Р-5446. Оп. 106. Д. 702. Л. 22; д. 728. Л. 14.

[26] Там же. Д. 1011. Л. 72. Подробнее о Маньчжурском архиве см.: Сенковский Е. Архивное дело на Дальнем Востоке // Архивное дело. 1926. Вып. III - IX. С. 104-114; Желоховцева Е. Ф. Материалы местных учреждений Северо-Восточного Китая VII - XIX вв. в «Маньчжурском архиве» // Проблемы востоковедения. 1960. № 4. С. 176-185; Усов В. Н. Как передавали Китаю маньчжурские архивы // Проблемы Дальнего Востока. 1994. № 4; Костанов А. И. История «Маньчжурского архива» в России // Отечественные архивы. 1998. № 3. С. 15-20; Бендик Н. Н. Из истории архивного дела на Дальнем Востоке России в конце XIX - начале XX в. // Отечественные архивы. 2001. №2. С. 36-43; ГА РФ. Ф. Р-5325. Оп. 9. Д. 1795. Л. 83-85.

[27] Там же. Д. 1026. Л. 126-127.

[28] Там же. Л. 128-142.

[29] Там же. Л. 131.

[30] Там же. Л. 143.

[31] См. п. 5 Постановления: «Поручить Министерству внутренних дел СССР, Министерству иностранных дел СССР и Академии наук СССР представить в ноябре с.г. в Совет Министров СССР предложения о передаче Правительству Польской Народной Республики Данцигского и Познаньского архивов» (ГА РФ. Ф. Р-5446. Оп. 106. Д. 1026. Л. 127).

[32] ГА РФ. Ф. Р-5446. Оп. 106. Л. 246-247.

[33] Там же. Л. 248.

[34] Там же. Д. 1229.

[35] Там же. Д. 1081. Л. 301.

[36] Там же.

[37] Там же. Д. 1117. Л. 310-311.

[38] Там же. Д. 1190. Л. 129-140.

[39] Там же. Д. 1229. Л. 106-108.

[40] Там же. Д. 1278. Л. 68-69.

[41] Там же. Д. 1061. Первый конгресс, в котором участвовала делегация советских архивистов,III и на котором произошло официальное вступление архивных ведомств СССР, Украины и Белоруссии в МСА, состоялся в сентябре 1956 г. в Италии. Это был  III-й конгресс. Подробнее см. Бондарева Т. И. Из истории становления сотрудничества МСА и советских архивов // Отечественные архивы. 1998. № 3. С. 20-26.

[42] Пичета Владимир Иванович (1878-1947) - историк-славист, архивист. Родился в г. Полтаве в семье ректора Полтавской духовной семинарии. В 1901 г. окончил историко-филологический факультет Московского университета. В 1901-1909 гг. преподавал историю в средних учебных заведениях, в 1908-1911 гг. - в Екатерининском женском институте, в 1912-1914 гг. - в Женской учительской семинарии, с января 1906 г. по август 1918 г. - в Московской практической академии коммерческих наук.  В мае 1910 г. - январе 1911 г.  и в марте 1917 г. - апреле 1918 г. - приват-доцент Московского университета. 18 февраля 1918 г. защитил диссертацию на степень магистра русской истории.  22 марта 1918 г. получил степень доктора русской истории.  В ноябре 1918 г. - сентябре 1923 г. - главный инспектор Главархива (Центрархива). Состоял в Историческом обществе при Московском университете, специализировался на изучении Литовской метрики. Работал в разборочной и поверочной комиссиях, участвовал в подготовке Рижского  договора и связанных с ним решений по передаче части польских архивных документов, хранившихся в белорусских архивохранилищах. В 1921-1929 гг. - ректор Белорусского государственного университета, профессор русской и белорусской истории. 14 сентября 1930 г. был арестован за принадлежность к мифической партии «мелкобуржуазных национал-демократов». Осужден по «Академическому делу» на 5-летнюю ссылку в Вятку. Работал нормировщиком в общепите горрабкоопа. Досрочно освобожден в 1935 г. В 1935-1936 гг. преподавал историю народного хозяйства  в Московском институте хлебопекарной промышленности. С 1940 по 1946  гг. - старший научный сотрудник, зав. сектором славяноведения Института истории АН СССР. Одновременно с 1938 по 1939 гг. - профессор истории СССР в МГПИ им. Ленина, с 1939 по 1947 гг. - заведующий кафедрой истории южных и западных славян МГУ. С 1940 г. - член-корреспондент, с 1946 г. - академик Академии наук СССР. С января 1947 г. до кончины в июне того же года - заместитель директора Института славяноведения АН СССР. Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве. Подробнее о нем см. Шумейко М. Ф. В. И. Пичета как эксперт по архивам в 1920-1947 гг. // Отечественные архивы. 2014. № 1. С. 3-14.

[43] Богоявленский Сергей Константинович (1872-1947) - историк, архивист, археограф, источниковед. Родился в Москве в семье потомственных почетных граждан, сын протоиерея Собора Василия Блаженного на Красной площади в Москве К. И. Богоявленского и  дочери ректора Московской духовной академии С. К. Смирнова - Варвары Сергеевны Смирновой. Двоюродным дедом его был Владыка Московский Филарет (Дроздов). Родственными узами он был связан с историками П. Н. Милюковым и А. П. Голубцовым. В 1895 г. окончил историко-филологический факультет Московского университета. В 1898-1900 гг. служил в МГАМИД в должности сверхштатного чиновника VIII класса. В 1900-1917 гг.- делопроизводитель МГАМИД, с 1912 г. состоял в чине статского советника. В 1909 г. - соучредитель общества «Старая Москва». В 1918-1920 гг. - помощник управляющего 3-им московским  отделением I секции ЕГАФ и заведующий отделом этого отделения, т.е. заведующий бывшим МГАМИД. В 1920-1924 гг. - управляющий 1-м отделением Госархива РСФСР. С 1 мая 1925 г.  по август 1930 г. - старший архивист Древлехранилища.  В 1918 г. активно участвовал в проведении архивной реформы, выступал в течение ряда лет на страницах журнала «Архивное дело» со статьями о своей работе в разборочных и проверочных комиссиях. Член-корреспондент АН СССР с 1929 г. В августе 1930 г. арестован по «Академическому делу», осужден и приговорен к 10 годам лагерей. В июне 1932 г. лагерное заключение заменено ссылкой в Новосибирск. 29 января 1934 г. Богоявленский был досрочно освобожден, в том же году вернулся в Москву. С 1935 г. возобновил сотрудничество с Академией наук СССР. С 1940 г. - старший научный сотрудник Института истории АН СССР. Работал в академическом учреждении, не  прерывал связей с архивом. В частности, он редактировал первый том «Путеводителя по ЦГАДА» (М., 1947). Умер в Москве, похоронен на Новодевичьем кладбище.  См. также о нем: ГА РФ. Ф. Р-5325. Оп. 12. Д. 224 (личное дело С. К. Богоявленского).

[44] ГА РФ. Ф. Р-5446. Оп. 1. Д. 304. Л. 524-525.

[45] Там же. Д. 310. Л. 303.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
 

Зелов Н. С. ЦГАОР СССР в годы Великой Отечественной войны // Археографический ежегодник за 1981 год. М., 1982. С. 213-218;

Копылова О. Н. Центральные государственные архивы в годы Великой Отечественной войны // Архивы СССР. История и современность. М., 1989. С. 136-142;

Копылова О. Н. К проблеме сохранности ГАФ СССР в годы Великой Отечественной войны // Советские архивы. 1990. № 5. С. 37-44;

Копылова О. Н. Организация и проведение эвакуации центральных государственных архивов СССР в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. // Вестник архивиста. 2005. №№ 5-6 (89-90). С. 372-380;

Копылова О. Н., Котлова Т. Н., Гараненкова Э. Л., Буякевич Т. С. Электронный ресурс Государственного архива Российской Федерации как важный элемент поиска информации при написании трудов по отечественной и мировой истории // Роль архивов в информационном обеспечении исторической науки. М., 2017. С. 564-578;

Максаков В. В. Архивы и архивное дело СССР в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. //  Вопросы архивоведения. 1961. № 2. С. 3-13; Его же. История и организация архивного дела в СССР (1917-1945 гг.). М., 1969;

Пшеничный А. П. Архивы на оккупированной территории в годы Великой Отечественной войны // Отечественные архивы. 1992. № 4. С. 90-98;

Шумейко М. Ф. В. И. Пичета как эксперт по архивам в 1920-1947 гг. // Отечественные архивы. 2014. № 1. С. 3-14.


 

     
 

© Государственный архив Российской Федерации